1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Уголовная ответственность прокурора

Административная ответственность Прокурора

Мы все привыкли, что органы прокуратуры надзирают за законом, то есть, обладают особым статусом. Однако и там работают те же граждане России, которые не все и не всегда отличаются выскоким профессионализмом и высокими моральными качествами. Ведь в эти структуры попасть «с улицы» практически невозможно, соответственно, туда попадают в основном либо по знакомству, либо получают должности «по наследству», как и во многих других отраслях.

Недавно на форуме появилась тема про административную ответственность Прокуроров, насколько возможно привлечь к ответственности представителей этого органа в связи с исполнением, вернее, неисполнением, ими своих должностных полномочий.

Ветеран нашего форума Джули поделилась, что практически не нашла судебной практики по привлечению прокуроров к административной ответственности именно за нарушения в выполнении своих служебных обязанностей. Ею было направлено обращение с просьбой о привлечении к административной ответственности прокурора района, ненадлежащим образом (по ее мнению) исполнявшего свои обязанности, а именно: отказ в приеме обращения при свидетелях, отказ в записи на прием, перенаправление без проведения каких-либо проверок заявлений в те органы, на которые она жаловались.

Но на момент написания этой статьи дело об административном правонарушении по ст. 5.59 КоАП РФ не было возбуждено, был получен отказ в его возбуждении. Джули собиралась его обжаловать в областную прокуратуру. Как говорится, все равны перед законом, но некоторые ровнее. Кстати, в письменном отказе указано, что Джули все врет и придумала все факты нарушений, да и не было такого никто не отказывался ее принимать, как и не отказывали в приеме заявления, и права ее не нарушались, прокуратура все сделала по закону. Там же указано, что субъектом правонарушения по ст. 5.59 КоАП РФ Прокуроры не являются, а их могут привлечь только к дисциплинарной ответственности со ссылкой на мнение Генеральной прокуратуры. Не удивляет даже почему-то, да?

В статье 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992 № 2202-1 (далее — Закон о прокуратуре) в пункте 1 указано, что проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором, является исключительной компетенцией органов прокуратуры. То есть, никакого иного органа для Прокуратуры, которое проверяет факты правонарушения, кроме самих органов Прокуратуры, в законе не установлено.

Кстати, в той же статье по поводу уголовных преступлений сказано, что проверку сообщения о преступлении, совершенном прокурором, возбуждение в отношении прокурора уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор застигнут при совершении преступления) и его предварительное расследование производятся Следственным комитетом Российской Федерации в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

На период расследования возбужденного в отношении прокурора уголовного дела он отстраняется от должности. За время отстранения от должности прокурору выплачивается денежное содержание (денежное довольствие) в размере должностного оклада, доплаты за классный чин (оклада по воинскому званию) и доплаты (надбавки) за выслугу лет. То есть, следствие длиться может годами, а прокурор, знай себе, получает денежное вознаграждение за все время следствия, кстати, за наш с вами счет. Удобный такой закон для прокуроров…

В пункте 2 статьи 42 указывается на то, что не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора, досмотр его вещей и используемого им транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц и задержания при совершении преступления.

Но вернемся к административной ответственности Прокурора. Органы прокуратуры проводят проверку в отношении своих прокуроров сами. Наверное, все знают, что обращение в вышестоящий орган ГИБДД, налоговый орган и иные госструктуры редко когда подтверждают вину нижестоящего органа и его неправомерные действия, то есть, в абсолютном большинстве отказные. Но для обжалования таких отказов у нас есть право на обращение в суд или в те же органы прокуратуры.

Получается, что для прокуроров такого третьего «независимого» органа, где можно обжаловать отказ — не существует, если только Президенту написать. Но прокуроров много, а Президент один. Славно, сами себя проверили, нарушений не нашли (как обычно), дали отписку и давай, до свидания… и все, никаких последствий, как бы ни работал прокурор, что мы и увидели в ситуации у Джули.

Читать еще:  Уголовная ответственность юр лиц

Пунктом 2 ст. 1.4 КоАП РФ особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров, сотрудников Следственного комитета Российской Федерации и иных лиц), устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. Эта норма касается случаев, когда прокурора привлекают к ответственности за какие-либо «земные» составы административных правонарушений (нарушение ПДД, например). Но думается почему-то, что такой практики тоже найдется совсем немного… Много кто из вас слышал о таких случаях? Вот то-то и оно.

Кстати, интересно, что в Конституции РФ нормы о прокуратуре изложены в одном разделе со нормами, касающимися судебной власти. Но, исходя из статьи 1 Закона о Прокуратуре, государственным органом прокуратура не является, назначение на должность прокуроров (кроме прокуроров районов и городов) производится Президентом РФ, а прокуроров городов и районов — Генеральным прокурором РФ.

То есть, ее нельзя отнести ни к органам исполнительной, ни к органам законодательной, ни к органам судебной власти. Такой вот особый орган власти, для которого за ненадлежащее выполнение своей работы не существует административной ответственности — состава правонарушения в КоАП РФ.

В статье 41.7 Закона о прокуратуре установлены виды и основания дисциплинарной ответственности прокуроров. Порядок проведения проверок прокуроров регламентирован в Приказе Генпрокуратуры России от 18.04.2008 № 70 «О проведении проверок в отношении прокурорских работников органов и организаций прокуратуры Российской Федерации» (далее — Приказ 70).

В пункте 1 Приказа 70 указано, что при получении сообщений о правонарушениях, совершенных прокурорами, строго руководствоваться положениями статьи 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» о том, что любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором, является исключительной компетенцией органов прокуратуры.

В пункте 2 упоминается, что проверке подлежат сообщения и о фактах административных правонарушений, нарушения присяги Прокурора и иных проступков, совершенных прокурорами. Решением ВС РФ от 4 августа 2015 г. № АКПИ15-690 этот пункт Приказа 70 был признан законным.

В своем решении суд указал: «В связи с этим не может быть признано обоснованным утверждение заявителя о том, что оспариваемое положение противоречит статье 1.4 КоАП, предусматривающей, что особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров, сотрудников Следственного комитета Российской Федерации и иных лиц), устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

. Пункт 2 Приказа в полной мере соответствуют указанным требованиям законодательных актов и, вопреки утверждению заявителя, не позволяет во внесудебном порядке признавать прокурорского работника виновным в совершении административного правонарушения и определять ему вид наказания, поскольку не регулирует данные отношения.

Вопросы направления подлинника постановления и материалов проверки в соответствующий суд для решения вопроса о применении мер административного воздействия в случае возбуждения за проступок, порочащий честь прокурорского работника, административного производства урегулированы пунктом 14 Приказа, который уже являлся предметом проверки Верховного Суда Российской Федерации и решением от 12 марта 2014 г. № АКПИ14-77 был признан соответствующим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу».

Кстати, в пункте 14 Приказа 70 предусмотрено, что Генеральный прокурор РФ, его первый заместитель и заместители, прокуроры субъектов РФ, приравненные к ним военные прокуроры и прокуроры иных специализированных прокуратур в пределах своей компетенции вправе привлечь к дисциплинарной ответственности виновного прокурорского работника за совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника.

В случае возбуждения за проступок, порочащий честь прокурорского работника, административного производства подлинник постановления и материалы проверки направлять в суд по месту совершения правонарушения для решения вопроса о применении мер административного воздействия.

Очень обтекаемые фразы в Приказе. А много ли кто находил вообще случаев привлечения прокурорских работников к административной ответственности вообще? Я нашла очень мало и то, лишь по ссылкам на них в статьях СПС Консультант Плюс. И то, там, в основном, описываются случаи признания таких постановлений незаконными.

Читать еще:  Юридическая ответственность медицинских работников

Таким образом, можно сказать, что принцип «равенства перед законом», установленный в пункте 1 ст. 1.4 КоАП РФ в производстве по делам об административных правонарушениях, применяется с оговорками, установленными в пункте 2 этой же статьи. То есть, прокурорские работники (и остальные перечисленные в пункте 2 категории) совсем не равны обычным людям при привлечении их к административной ответственности… Да и составов административного правонарушения конкретно для них в связи с ненадлежащим исполнением их своих обязанностей в КоАП РФ не предусмотрено.

С уважением, Ильмира Носик.

Компания «Бурмистр.ру» разработала сервис « Тестирование ». Здесь любой тест можно пройти без учета времени и после ответа пользователь может сразу проверить, правильно ли он ответил, а также посмотреть норму законодательства, откуда взят ответ. Это позволит не бездумно выучить ответы, а вдумчиво подготовиться и значительно расширить или «обновить» свои знания.

Статья 42. Порядок привлечения прокуроров к уголовной и административной ответственности

Статья 42. Порядок привлечения прокуроров к уголовной и административной ответственности

1. Проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором, является исключительной компетенцией органов прокуратуры.

Проверка сообщения о преступлении, совершенном прокурором, возбуждение в отношении прокурора уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор застигнут при совершении преступления) и его предварительное расследование производятся Следственным комитетом Российской Федерации в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

На период расследования возбужденного в отношении прокурора уголовного дела он отстраняется от должности. За время отстранения от должности прокурору выплачивается денежное содержание (денежное довольствие) в размере должностного оклада, доплаты за классный чин (оклада по воинскому званию) и доплаты (надбавки) за выслугу лет.

2. Не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора, досмотр его вещей и используемого им транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц и задержания при совершении преступления.

Судебная практика и законодательство — ФЗ о прокуратуре. Статья 42. Порядок привлечения прокуроров к уголовной и административной ответственности

Указанные доплаты не выплачиваются работникам, отстраненным от должности в соответствии с п. 9 ст. 41.7 и п. 1 ст. 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации».

Абзац исключен. — Приказ Генпрокуратуры РФ от 05.04.2007 N 383-к.

2.1. Обеспечить строгое соблюдение положений ст. ст. 11, 20.1, 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» и Положения о Следственном комитете при прокуратуре Российской Федерации о том, что работники Следственного комитета являются прокурорскими работниками и любая проверка сообщения о совершении ими проступка либо правонарушения является исключительной компетенцией Следственного комитета, входящего в систему прокуратуры Российской Федерации.

ст. 42 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 (ред. от 28.11.2009) «О прокуратуре Российской Федерации» — в отношении прокуроров и следователей Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации;

ст. 16 Закона Российской Федерации от 26.06.1992 N 3132-1 (ред. от 28.11.2009) «О статусе судей в Российской Федерации» — в отношении судей.

Статья 42 и абзац второй статьи 54 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 47, ст. 4472; 1999, N 17, ст. 878; N 47, ст. 5620; 2000, N 2, ст. 140; N 9, ст. 1066; N 16, ст. 1774; 2001, N 1 (часть I), ст. 2; N 53 (часть I), ст. 5018, 5030; 2002, N 26, ст. 2523; N 30, ст. 3029; N 31, ст. 3160; N 40, ст. 3853; 2003, N 27 (часть I), ст. 2700; N 30, ст. 3101; 2004, N 35, ст. 3607; 2005, N 29, ст. 2906; N 45, ст. 4586; 2007, N 10, ст. 1151; N 24, ст. 2830; N 31, ст. 4011; 2008, N 52 (часть I), ст. 6235).

См.: ст. 42 Федерального закона от 17.11.1995 N 168-ФКЗ «О прокуратуре Российской Федерации» («Собрание законодательства Российской Федерации», 1995, N 47, ст. 4472, с последующими изменениями и дополнениями).

Читать еще:  Формой реализации уголовной ответственности является

Кроме того, как следует из представленных Верховным Судом Российской Федерации дополнительных материалов по жалобе А.В. Щербинина, апелляционным решением Центрального районного суда города Челябинска от 11 мая 2006 года было признано, что размер денежного пособия, выплачиваемого А.В. Щербинину за время его отстранения от должности прокурора города Коркино Челябинской области, должен исчисляться исходя не из пяти минимальных размеров оплаты труда, как это установлено пунктом 8 части второй статьи 131 УПК Российской Федерации, а из денежного содержания в размере должностного оклада, доплат за классный чин и выслугу лет, как предусматривается пунктом 1 статьи 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации». В связи с этим судом было решено взыскать с прокуратуры Челябинской области в пользу А.В. Щербинина разницу между подлежащим выплате ему в период временного отстранения от должности денежным содержанием и суммой выплачиваемого ежемесячного государственного пособия.

«Статья 42 и абзац второй статьи 54 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 47, ст. 4472; 1999, N 17, ст. 878; N 47, ст. 5620; 2000, N 2, ст. 140; N 9, ст. 1066; N 16, ст. 1774; 2001, N 1 (часть I), ст. 2; N 53 (часть I), ст. 5018, 5030; 2002, N 26, ст. 2523; N 30, ст. 3029; N 31, ст. 3160; N 40, ст. 3853; 2003, N 27 (часть I), ст. 2700; N 30, ст. 3101; 2004, N 35, ст. 3607; 2005, N 29, ст. 2906; N 45, ст. 4586; 2007, N 10, ст. 1151; N 24, ст. 2830; N 31, ст. 4011; 2008, N 52 (часть I), ст. 6235).».

ст. 42 Федерального закона от 17.01.1992 N 2202-1 (ред. от 28.11.2009) «О прокуратуре Российской Федерации» — в отношении прокуроров и следователей Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации;

ст. 16 Закона Российской Федерации от 26.06.1992 N 3132-1 (ред. от 28.11.2009) «О статусе судей в Российской Федерации» — в отношении судей.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации С.А. Серовцев утверждает, что в качестве доказательства распространения названных сведений суд принял от истца не оригинал, а ксерокопию адресованной Генеральному прокурору Российской Федерации жалобы С.А. Серовцева, заверенной подписью самого истца и печатью Волжской межрегиональной природоохранной прокуратуры; при этом в судебном заседании истец не смог пояснить, от кого им получена ксерокопия и почему она не заверена в Генеральной прокуратуре Российской Федерации, и не представил Постановление Генеральной прокуратуры Российской Федерации, вынесенное в порядке статей 108 — 109 УПК РСФСР, в котором указывалось бы на отсутствие в действиях В.П. Виноградова состава преступления, хотя статья 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» относит к исключительной компетенции Генеральной прокуратуры Российской Федерации проверку сведений о совершении прокурорами противоправных действий, а статьи 5 и 10 того же Федерального закона запрещают передавать сведения конфиденциального характера (информацию, составляющую служебную тайну) лицам, о действиях которых сообщается.

В соответствии со своим конституционным статусом, определенным приведенными положениями Конституции Российской Федерации и конкретизированным уголовно — процессуальным законом, Генеральный прокурор Российской Федерации в области уголовного преследования осуществляет руководство деятельностью прокуратуры Российской Федерации и иных органов предварительного следствия, являющейся составной частью уголовного судопроизводства; при этом он управомочен давать названным органам указания и принимать процессуальные решения по находящимся в их производстве уголовным делам. Именно поэтому Генеральный прокурор Российской Федерации в случае возбуждения в отношении него уголовного дела отстраняется от должности на время расследования, что и предусмотрено абзацем вторым пункта 1 статьи 42 и статьей 54 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации». Исходя из закрепленных в статье 129 Конституции Российской Федерации принципов организации прокуратуры Российской Федерации в их взаимосвязи с положениями статьи 19 Конституции Российской Федерации, Генеральный прокурор Российской Федерации в указанный период не вправе руководить единой централизованной системой, в рамках которой осуществляется расследование по его делу. Поэтому в такой ситуации Генеральному прокурору Российской Федерации самому следовало бы приостановить свои полномочия.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector