0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Уголовная ответственность эксперта в гражданском процессе

Предупреждение эксперта об уголовной ответственности: как не обмануть самого себя

Одна из форм ответственности эксперта за свои действия в процессе проведения экспертизы – предусмотренное статьёй 307 Уголовного кодекса РФ наказание за дачу заведомо ложного заключения.

«О заведомой ложности показаний, заключения или перевода можно говорить как в случае, когда доносимая до адресатов информация искажается, перевирается, так и когда умалчиваются сведения, которые могут иметь значение для дела (например, свидетель не сообщает о присутствии на месте совершения преступления лица, о котором следствию и суду не известно; судебно-медицинский эксперт, описывая полученные потерпевшим телесные повреждения, не указывает наличие следов спермы и т.д.)», — отмечается в комментарии к Уголовному кодексу под редакцией В.М. Лебедева.

В нашем случае (применительно к лингвистической экспертизе) под искажением сведений можно понимать, например, когда эксперт обнаруживает и приводит некие негативные сведения, которые действительно распространены о лице, но не уточняет, что они были распространены в виде мнения, или что у неких слов/ фраз имеется несколько трактовок, или что в данном контексте спорное слово имеет иронический характер и может считаться тропом, и так далее.

Согласно УК, в случае подтверждения фактов, подпадающих под данную статью, с эксперта может быть взыскано до 80 тысяч рублей штрафа или полугодичный доход, а в худшем случае эксперту может грозить арест сроком до 3 месяцев.

Однако покарать горе-эксперта справедливым наказанием Вы никак не сможете, если он предварительно не был должным образом предупреждён об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение.

В сущности, согласно комментарию к УК под редакцией В.М. Лебедева, заключение в случае непредупреждения эксперта об уголовной ответственности вообще не имеет доказательной силы.

Поэтому рассмотрим особенности такого предупреждения со всей возможной дотошностью.

Оговорки

Тут имеется ряд тонкостей.

Во-первых, если экспертиза назначается по уголовному делу, собственно производство по делу уже должно вестись. Как известно, в уголовном процессе назначение судебной экспертизы в принципе предполагается только тогда, когда заведено уголовное дело. Возможность назначить экспертизу здесь возникает и на предварительном следствии, а не только в суде.

Во-вторых, уголовная ответственность за дачу заведомо ложного заключения предусмотрена также при назначении экспертизы в гражданском и арбитражном процессе. Однако здесь нужно иметь в виду, что это должна быть именно экспертиза, то есть исследование объекта, назначенное в судебном порядке судом по собственной инициативе или по ходатайству сторон. Если же речь идёт о каких-либо досудебных действиях, тем более если инициатором исследования становится частное гражданское лицо, само такое исследование будет рассматриваться как результат деятельности специалиста, а не эксперта, и специалист при этом не подлежит предупреждению об уголовной ответственности по статье 307.

В-третьих, по делам об административных правонарушениях предусмотрена не уголовная, а административная ответственность по статье 17.9 «Заведомо ложные показание свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный перевод». Здесь предусмотрены небольшие штрафы (до 1000 до 1500 рублей). Необходимость предупредить эксперта об административной ответственности должна быть прописана в определении суда о назначении экспертизы и возлагается, как правило, на руководителя учреждения, в котором будет производиться экспертиза, или на суд.

Где искать подписку?

Формальным актом предупреждения эксперта об уголовной ответственности является предъявление ему подписки о предупреждении и подпись эксперта под ней. С момента, когда подпись поставлена, эксперт считается предупреждённым об уголовной (либо административной) ответственности по ст. 307 УК (17.9 КоАП) за дачу заведомо ложного заключения.

Что представляет собой такая подписка?

Прежде чем ответить на этот вопрос, определим основное требование к подписке. Это дача подписки ДО начала производства экспертизы с проставлением соответствующей даты. Дача подписки ПОСЛЕ производства экспертизы — грубейшее нарушение процессуального законодательства и ведёт к признанию заключения недопустимым доказательством.

Исходя из этого, ведущие специалисты в теории и процессуальной практике судебной экспертизы (например, Е.Р. Россинская и Е.И. Галяшина) рекомендуют делать подписку отдельно от текста заключения. Например:

а) включать в виде специального бланка в постановление (определение) о назначении экспертизы:

БЛАНК ПОДПИСКИ ЭКСПЕРТА

Об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации предупреждён (а) по делу № ________________________________: ________________________________________________________________ (ф.и.о.) Паспорт серия _________, номер _____________, выдан _________________ __________________________________________________________________

дата выдачи __________________________________

­­­­­­­­­­­­­­­­­______________ (дата) __________________(подпись)

б) включать сообщение о том, что настоящим эксперт предупреждается об уголовной ответственности по ст. 307, в текст поручения экспертизы конкретному эксперту, которое оформляет руководитель экспертного учреждения.

«Настоящим поручением я, руководитель (название учреждения) (ФИО), действуя на основании ст.14,41 Федерального закона Российской Федерации №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 г., поручаю эксперту (ФИО, должность) произвести лингвистическую экспертизу, назначенную на основании определения судьи (ФИО судьи) суда (название суда) от (дата) по уголовному делу №___ по иску (ФИО или наименование учреждения истца) к (ФИО или наименование учреждения ответчика).

Одновременно предупреждаю эксперта (ФИО) об уголовной ответственности по статье 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения и разъясняю ему его права и обязанности, предусмотренные ст.16,17 ФЗ «О Государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

В то же время методические рекомендации, например, Министерства юстиции РФ рекомендуют указывать сведения о поручении экспертизы эксперту, о разъяснении ему его прав и обязанностей и предупреждении об уголовной либо административной ответственности ПЕРЕД вводной частью заключения. То есть, по сути, включать подписку в текст заключения.

Как бы то ни было, в любом случае подписка должна быть удостоверена подписью уполномоченных лиц (руководителя экспертного учреждения или следователя, а также самого эксперта) и печатями учреждения или печатью ИП, если экспертиза поручается частному эксперту, являющемуся индивидуальным предпринимателем. И, конечно, содержать адекватную дату.

Только в этом случае она будет законным реквизитом заключения, предохраняющим его от обжалования за непредупреждение эксперта.

Анастасия АКИНИНА,

ваш персональный лингвист-эксперт.

Советую сохранить мои контакты.

По любым вопросам пишите на почту: mail@akinina-lingexpert.ru, В Контакт или на Facebook .

Не забудьте оставить комментарий и подписаться на обновления сайта, чтобы не пропустить дельный совет!

Привлечение эксперта к ответственности

Привлечение эксперта к ответственности за заведомо ложное заключение

Законодателем предусмотрена уголовная ответственность эксперта за заведомо ложное заключение. В действительности же, привлечь эксперта к уголовной или административной ответственности не так-то просто.

Наряду с такими участниками уголовного судопроизводства, как свидетель, переводчик и специалист, эксперт поставлен в довольно жесткие процессуальные рамки. Они не позволяют ему использовать свое положение в личных корыстных целях или в интересах одной из сторон, равно как и в интересах третьей стороны. За все умышленные действия, выходящие за пределы дозволенного Уголовно-процессуальным Кодексом РФ, эксперт несет уголовную ответственность, согласно положениям ст. 307 УК.

Что заставляет эксперта «шельмовать»?

Тема эта давно будоражит умы адвокатов. Почему только адвокатов? Да потому, что, если и бывают случаи, когда заключение эксперта не вызывает доверия у участников судопроизводства, то почти всегда его содержание направлено на поддержку обвинения. И это не случайно. Основным местом проведения большинства судебных экспертиз по уголовным делам были и остаются государственные судебно-экспертные учреждения. По этой причине следователю и прокурору беспокоиться о порядочности эксперта не приходится. Обычный человек, который в своей повседневной деятельности редко сталкивается с системой государственных учреждений, не имеет представления о том, насколько они взаимосвязаны между собой. На самом деле связи гос. структур очень мощные, а потому следователю и прокурору, работающим в этой системе, доступно то, что недосягаемо для людей извне.

Читать еще:  Форма выражения уголовной ответственности

К примеру, назначая экспертизу, следователь вполне может явиться к эксперту лично и, под предлогом предоставления последнему необходимых материалов дела, обсудить с ним «тет-а-тет» все волнующие его вопросы. А что его может еще волновать, как не «гладкость» будущего обвинения? И ему ведь зачастую не нужно, чтобы эксперт фальсифицировал все и вся, достаточно подправить кое-чего, дабы в суде «поувесистей» выглядело. В случае, когда судебная экспертиза назначается в ходе судебного рассмотрения дела, то же самое может сделать и прокурор. Как правило, он воздействует на эксперта через его непосредственное руководство. Думаете, это сложно? Ничего подобного. Практически все экспертно-криминалистические учреждения России находятся в системе Министерства юстиции (с которым у прокуратуры тесные связи), МВД и Минздрава (полностью подконтрольных прокуратуре).

Несмотря на провозглашаемую равность сторон обвинения и защиты в уголовном судопроизводстве, адвокат явно не имеет равных со следователем и прокурором возможностей. Все, чем располагает защитник в судебном заседании — это право каким-либо образом оспорить сомнительное заключение эксперта и ходатайствовать о назначении новой экспертизы в негосударственном судебно-экспертном учреждении. И даже, если это ему удается (что весьма редко случается), сторона обвинения, в свою очередь, имеет право отстаивать первоначальное заключение и этим правом всегда пользуется. При таком положении дела отличным выходом было бы доказать заинтересованность эксперта в умышленном искажении результатов исследования и, соответственно, привлечь его к ответственности. Только тогда можно уверенно ходатайствовать об исключении его заключения из числа доказательств.

Так как же взять эксперта «на цугундер»?

Теоретически — возможно, практически — никак. Посудите сами: эксперт — лицо, обладающее специальными познаниями, необходимыми органам следствия или суда для установления значения для каких-либо, известных по делу, фактов. Стало быть, кроме эксперта, никто из участников и сторон процесса этими познаниями не обладает и сам эксперт прекрасно это понимает. Уже одно это преимущество дает возможность эксперту, чье «рыльце в пуху», избежать уголовной ответственности. Каким образом?

Представим себе судебное заседание, в котором суд также серьезно проникся сомнениями адвоката в добросовестности эксперта и жаждет вывести его «на чистую воду». Каким будет результат? Думается, примерно таким:

· Разъясняя процесс исследования и логику построения своих выводов, эксперт будет максимально использовать специфические термины, непонятные для присутствующих. На просьбу суда, объяснить эти термины попроще, он либо сошлется на невозможность такого объяснения, либо воспользуется еще более «замудренными» терминами. И так — пока суду не надоест.

· В любой момент он может сослаться на оплошность, ошибки, допущенные по невнимательности. Он даже может признать собственную халатность, ведь это грозит ему только дисциплинарной ответственностью (выговором от руководства) и не более.

· Ему достаточно напрочь отрицать наличие в своих действиях умысла, а вот как раз умысел без искреннего признания самого эксперта доказать, практически, нереально.

Ну и, конечно же, чудесное примечание к ст.307 УК РФ просто призвано освобождать эксперта от уголовной ответственности в самый последний момент. Ему достаточно признать свою вину в даче заведомо ложного заключения до момента вынесения приговора по рассматриваемому судом делу и все — полностью свободен.

Грубое нарушение законов при организации и проведении судебной экспертизы

ЖАЛОБА
на действия экспертов, и на нарушения порядка организации и проведения экспертизы

Я, Мельберг Марина Валентиновна, в феврале 2018 года, обратилась в суд с иском о признании завещания недействительным в Пресненский районный суд города Москвы.
По гражданскому делу № 2-3014/2017 по иску Мельберг И.В. и Мельберг М.В. к Мельберг М.Вл. о признании завещаний от 18.03.2014 г., 09.08.2014 г. недействительными, в ходе судебного разбирательства была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза Мельберга Валентина Романовича (1947 г.р., умершего 30.10.2014 г.). Проведение данной экспертизы на основании определения Пресненского районного суда города Москвы от 15.05.2017 г. было поручено ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П.Сербского» Министерства здравоохранения РФ.

Между мной и ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» был заключен договор №__ на оказание услуг, мной было оплачено данное исследование (20 000 руб.00 коп.).

Заключение экспертной комиссии экспертов ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения РФ от 06.06.2017 г. № 197/з) является полученным с нарушением действующего законодательства (грубое нарушение требований УПК РФ, ГПК РФ), и, само заключение (результат экспертизы) является ложным. (имеет неверную интерпретацию имеющихся медицинских документов, является ложным, содержит многочисленные нарушения требований статьи 25 Федерального закона № 73-Ф3; статьи 16 17 ФЗ-73 и ст. 85 ГПК РФ; нарушена процедура предупреждения экспертов об уголовной ответственности УПК РФ ст.307, ст.57).
Доводы о необходимости проверки вышеуказанного заключения подтверждаются объективными фактами (не нуждающимися в доказывании/установленными судом), выводами и заключениями других экспертов (имеющих соответствующее образование и квалификацию, достаточный стаж работы, ученую степень).

Согласно рецензии № 1039/2235 от 15.09.2017 г. рецензируемое заключение экспертов № 197/з от 06.06.2017 г. выполнено с нарушениями требований статьи 25 Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» от 31.05.2001 г. (с изменениями) и содержит не все обязательные сведения для заключения экспертов, в том числе форма заключения экспертов не соответствует требованиям действующего законодательства, отсутствуют сведения о разъяснении экспертам прав и обязанностей, предусмотренных ст. 16, 17 ФЗ-73 от 31.05.2001 г. и ст. 85 ГПКК РФ, нарушена процедура предупреждения экспертов об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, нет даты и времени начала и окончания проведения экспертизы.

А именно, в заключении присутствуют следующие процессуальные ошибки:

1. Форма заключения экспертов не соответствует требованиям действующего законодательства. (Федерального закона №73 от 31.05.2001 года и Приказа Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Минздравсоцразвития России) от 30 мая 2005 г. №370, Приказа № 346 от 20 декабря 2002 г. «Об утверждении Методических рекомендаций по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации):

— Так, в Заключении экспертов № 197/з от 06 июня 2017 года отсутствуют следующие разделы:
• Введение
• Анамнез
• Описание
• Мотивировочная часть
• Заключительная часть

2. Согласно ст. 14 ФЗ-73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» ОТ 31.05.2001 г. (с изменениями) по получении постановления или определения о назначении судебной экспертизы, руководитель СЭУ должен поручить ее производство конкретному эксперту или комиссии экспертов данного учреждения, которые обладают специальными знаниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные вопросы. Разъяснить эксперту или комиссии экспертов их права и обязанности. По поручению органа или лица, назначивших судебную экспертизу, предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, взять у него соответствующую подписку и направить ее вместе с заключением эксперта в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу.
В заключении №197/з от 06 июня 2017 г. отсутствуют сведения о разъяснении экспертам прав и обязанностей, предусмотренных ст. 16, 17 ФЗ-73 от 31.05.2001 г. и ст. 85 ГПКК РФ.

Читать еще:  Что относится к исправительным учреждениям

3. Нарушена процедура предупреждения экспертов об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.

4. Не указано место проведение экспертизы

5. Нет даты и времени начала и окончания проведения экспертизы (указана одна дата – от 06 июня 207г.)

6. Структура экспертных заключений для судебно-психиатрических экспертиз определена в Инструкции Минздрава РФ по заполнению отраслевой учетной формы № 100/у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)», которая утверждена, приказом МЗ РФ от 12.08.2003 г. № 401

В своем заключении, эксперты указывают на метод «Клинико-психопатологического анализа». Однако, в тексте заключения №197/з в принципе отсутствует какой-либо фрагмент, который можно было посчитать аналитической частью. После фиксации имевшейся в их распоряжении информации, эксперты сразу переходят к формулированию ничем необоснованных выводов. Следует указать, что такой подход к структурированию текста экспертизы грубо нарушает требование действующей в настоящее время и обязательной для исполнения экспертами государственных экспертных учреждений «Инструкции по заполнению отраслевой учетной формы №100у-03 «Заключение судебно-психиатрического эксперта (комиссии экспертов)».
Экспертами проигнорировано указание процессуальных и инструктивных требований на обязательную мотивировку формулируемых выводов.
В заключении экспертов ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения РФ от 06.06.2017 г. № 197/з содержится целый ряд нарушений, препятствующих правильной оценке обстоятельств, имеющих значение для формирования диагностических гипотез и экспертных выводов.

Самое важное, что хотелось бы отметить:
«Заключение экспертов ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения РФ от 06.06.2017 г. № 197/з. полностью нарушает «Приказ Министерства Здравоохранения Российской Федерации от 12 января 2017 г. «Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы»»

Выше указанное заключение, содержит ложную интерпретацию имеющихся медицинских документов, носит поверхностный, научно-необоснованный и необъективный характер. Все выше изложенное, не позволяет считать заключение от 06.06.2017 г. №197/з соответствующим по форме и содержанию правовым нормам.
Более того, на данное заключение, целиком и полностью опиралось решение суда, по иску о восстановлении моих законных прав и интересов, что повлекло за собой помеху к осуществлению правосудия и нарушению моих законных Конституционных прав на честный, объективный и справедливый суд. Это в свою очередь причинило мне неоценимый моральный ущерб. Лишило меня какого-либо жилья и средств к существованию. Не говоря, уже о денежных затратах на рецензии и дополнительные исследования медицинских документов, находящихся в деле.

Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 08.03.2015) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований.
• Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.
• Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.
• Заведомо ложное заключение эксперта, с позиции закона, представляет из себя преступление и является вновь открывшимся обстоятельством, с уголовно-процессуальной точки зрения.
• Фальсификация заключения экспертом может проявляться в подтасовке сущности, выполненных им исследований, в явном и осознанном несоответствии выводов экспертного заключения с доказанными при исследовании фактами.

Исходя из информации, полученной по медицинским документам, видно следующее:

В Информированном добровольном согласии с общим планом обследования и лечения от 19.03.2014 г. из Хосписа №1 ДЗМ отсутствует подпись Мельберга В.Р.
В Медицинской карте стационарного больного №351/14 из Хосписа №1 ДЗМ (02.06.2014 — 11.06.2014) указаны, в частности, диагнозы: «кахексия» и «дисциркуляторная энцефалопатия», указано на нарушение сознания, затруднение контакта, возбуждение. Подписи от имени Мельберга В.Р. выполнены Мельбергом Н.В., подпись самого пациента Мельберга В.Р. в данной карте отсутствует. В направлении в хоспис от 28.10.2014 г. онкологом указано на заторможенность, эпизоды спутанного сознания и невозможность контакта.
Данная информация была либо, не принята во внимание экспертами, проводившими экспертизу по халатности, либо умышленно сокрыта.

Подтасовка вышеуказанного экспертного исследования, заключается в:
• Умолчании, сокрытии, исключении из экспертного исследования отдельных признаков, фактов, реально установленных в ходе исследования
• Дополнение описания вымышленными деталями или элементами, при помощи которых исследованию придается нужный характер (в заключении экспертной комиссии экспертов ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения РФ от 06.06.2017 г. № 197/з сказано, что при поступлении 08.03.2014 в ГКБ№23 «При поступлении, находился в сопоре, контакт с ним был затруднен, но понимал, что находится в больнице) Хотя в медицинской карте из ГКБ № 23 фраза «но понимал, что находится в больнице отсутствует)
• Перестановка и смещение в описании отдельных признаков (а именно, как видно из рецензии № 1039/2235 от 15.09.2017г. «В заключении экспертами заведомо ложно выставлен более легкий диагноз по МКБ-10: 07.98 «Органическое расстройство личности и поведения в связи со смешанными заболеваниями, неуточненное» хотя в материалах экспертизы имеются явные указания на наличие другого заболевания, более тяжелого – F01.98 – «Сосудистая деменция неуточненная»

Уклонение от дачи выводов в категоричной форме, формулирование заключения в форме «не представляется возможным» в данном случае, можно расценить, как «Способ сокрытия факта ложности вышеуказанного заключения»

Заведомо ложное заключение эксперта с уголовно-правовой точки зрения является преступлением против правосудия, с уголовно-процессуальной – вновь открывшимися обстоятельствами (п.1 ч.3 ст. 413 УПК РФ)
Дача лицами, привлекаемыми в соответствии с законом для содействия суду во всестороннем, полном и объективном исследовании материалов дела, заведомо ложных показаний, заведомо ложного заключения может стать серьезным препятствием для правильного разрешения дела, подорвать авторитет суда, существенно ущемить права и законные интересы лиц, обратившихся в эти органы за защитой своих прав и интересов.

На основании всего вышеизложенного, руководствуясь законами РФ, в целях восстановления моих законных прав и интересов, прошу Вас:

• Провести проверку и государственный контроль медицинской деятельности, в части соблюдения законов РФ, порядка организации и порядка проведения медицинской экспертизы в отношении моего отца Мельберга В.Р. экспертами ФГБУ «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского» по факту вышеуказанных нарушений законодательства РФ (нарушение требований УПК РФ, ГПК РФ, Федеральный закон 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 08.03.2015) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», полностью нарушает «Приказ Министерства Здравоохранения Российской Федерации от 12 января 2017 г. «Об утверждении порядка проведения судебно-психиатрической экспертизы») при проведении экспертного исследования.

На мое обращение и просьбу провести проверку к руководителю Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения (Росздравнадзор), мне пришел ответ с отказом в проведении какой-либо проверки.

Расскажите о проблеме друзьям в социальных сетях:

Как сделать отвод судебному эксперту: чек-лист для проверки

Низкое качество судебной экспертизы

В судах часто приходится сталкиваться с низким качеством судебных экспертиз. Непрофессионализм или недобросовестность судебных экспертов приводят к искажению результатов судебной экспертизы, введению в заблуждение участников процесса и вынесению неправосудного судебного решения. В результате это приводит к нарушению прав и законных интересов одного или нескольких лиц, участвующих в деле, а иногда – к жёстким несправедливым приговорам по уголовным делам. Аналогичная ситуация имеет место с экспертизой, выполняемой экспертами по ст. 95 Налогового кодекса.

Читать еще:  Что является уголовной ответственностью

Основной проблемой выступает оценка квалификации как готовности эксперта к практической экспертной деятельности в сугубо практической и правовой интерпретации – кого следует назначать следователю, судье и иному уполномоченному субъекту в качестве эксперта по конкретному делу.

Выбор судебного эксперта и (или) судебной экспертной организации регулируется процессуальным законодательством РФ и законодательством о судебной экспертной деятельности.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 79 ГПК РФ производство экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам, обладающим специальными знаниями, необходимыми для ответа на поставленные вопросы.

Экспертиза может проводиться конкретным экспертом или экспертами как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации.

Ранее (по состоянию на 2011 год) проведение большинства экспертиз судами поручалось государственным судебно-экспертным учреждениям (72,7%), негосударственным организациям, отдельным экспертам, обладающим специальными знаниями, проведение экспертиз поручалось в 25,8% – из числа дел, изученных по запросу Верховного суда [1].

В настоящее время, согласно статистическим данным о деятельности судов общей юрисдикции за 2013–2018 годы, ежегодно более 180 000 постановлений о назначении экспертизы – 64% всех вынесенных соответствующих постановлений – направляются негосударственным судебно-экспертным учреждениям. Сомнения в правильности и обоснованности полученных экспертных заключений являются основанием для назначения повторных экспертиз. По данным Минюста России, в прошлом году экспертные учреждения министерства провели 585 таких повторных экспертиз [2].

Проблема выбора экспертов

Изучение обобщений, проведённых на уровне ВС субъектов РФ, показывает, что обзор [3] сохраняет актуальность и в настоящий момент. Одной из ошибок, указанных в данном обзоре, является ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта.

При этом однозначных, равных для понимания всех субъектов критериев выбора экспертов (организации, учреждения) в судебной практике не существует, выбор экспертного учреждения или эксперта находится в компетенции суда.

Союз судебных экспертов «Экспертный Совет» и Ассоциация «СРОО «Экспертный Совет» разработали методические разъяснения по выбору судебных экспертов (организаций, учреждений) [4], в которых приведены основные критерии выбора и основания для отвода эксперта, экспертной организации.

В разъяснениях указывается, что при выборе кандидатуры судебного эксперта (организации, учреждения) в качестве определяющего фактора следует рассматривать такие критерии качества, как квалификация, компетенция, опыт проведения аналогичных экспертиз и профессиональное признание.

Опыт работ для организаций складывается из опыта проведения аналогичных внесудебных исследований/экспертиз, опыта судебной экспертизы. Опыт является основой для профессиональной компетенции. Под опытом проведения аналогичных исследований/экспертиз следует понимать опыт выполнения работ, оказания услуг сопоставимого (схожего) с проводимой экспертизой характера. Например, при проведении судебной экспертизы по установлению стоимости акций или долей предприятий должен учитываться опыт по оценке бизнеса, в том числе в рассматриваемой отрасли [5].

Профессиональное признание характеризуется местами в профессиональных рейтингах и профессиональными аккредитациями.

Заинтересованность и зависимость эксперта и организации

Одним из оснований для отвода является заинтересованность и зависимость эксперта или экспертной организации.

Далее рассмотрим примеры судебной практики, где были выявлены такие случаи.

  • факт участия эксперта в качестве представителя стороны в другом деле [6];
  • эксперт, проводящий экспертизу, ранее был конкурсным управляющим в деле, в котором стороны по делу были представителями конкурсного управляющего [7].

Взаимосвязь между экспертом и стороной по делу:

  • руководитель экспертной организации, осуществляющей экспертизу по делу, является также руководителем другой экспертной организации, на заключении которой были основаны возражения ответчика [8];
  • эксперт с 4 марта 2005 года по 7 мая 2008 года работал в ФИПС, подведомственном Роспатенту, в должности государственного патентного эксперта, то есть ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле [9];
  • один из представителей стороны по делу являлся одновременно представителем экспертного учреждения, которому было поручено проведение экспертизы. Назначенный судом эксперт входит в органы управления экспертного учреждения – является исполнительным директором общества, то есть в силу служебного положения также выступает его представителем [10].

Аффилированность между стороной и экспертной организацией:

  • ходатайство об отводе экспертов Торгово-промышленной палаты одного из субъектов РФ удовлетворено, так как истец являлся членом указанной Торгово-промышленной палаты (хотя членство прекратилось за два года до рассмотрения дела) [11];
  • компания, входящая в группу компаний, к которой также относится истец, опубликовала на сайте исследование, выполненное учреждением и специалистом, которые предлагались самим истцом в качестве кандидатуры экспертной организации и эксперта. Суд пришёл к выводу, что «предложенное обществом экспертное учреждение имеет доверительные и рабочие отношения с группой компаний , которые могут повлиять на объективность экспертизы по настоящему делу» [12];
  • по сведениям, внесённым в ЕГРЮЛ, Минмособлимущество (третье лицо по делу) является учредителем ГУП МО «МОБТИ» (экспертная организация), что свидетельствует о наличии предусмотренных п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК РФ (находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя) оснований для отвода [13].

Участие при предыдущем рассмотрении дела в качестве иного лица:

  • специалист привлекался к участию в деле для дачи пояснений в суде первой инстанции, а в апелляции после перехода к рассмотрению дела по правилам первой инстанции сторона заявляет его в качестве кандидатуры эксперта [14];
  • основанием для отвода эксперта, проводившего исследование о буровзрывных работах, является наличие в материалах дела его же выводов о характере этих работ, выполненных несколькими годами ранее [15];
  • в основу иска были положены результаты таможенной экспертизы, проводимой региональным таможенным управлением, при этом эксперты центрального офиса учреждения были связаны выводами своего филиала, на основании которых был заявлен иск [16].

Отвод экспертного учреждения или экспертной организации

В практике редко, но встречаются случаи, когда суды рассматривают ходатайства об отводе именно экспертной организации или же указывают на необходимость заявления отвода экспертной организации [17]. Более того, государственному экспертному учреждению не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения [18]. Следовательно, при наличии такого основания необходимо заявить об отводе именно государственного судебного учреждения, которому поручено или может быть поручено проведение судебной экспертизы.

Например, суд в деле, стороной которого являлся территориальный таможенный орган, удовлетворил ходатайство об отводе экспертного учреждения, которое непосредственно входит в структуру таможенных органов, то есть имеются основания полагать, что эксперты такого учреждения не будут беспристрастными при выполнении экспертного исследования [19].

Цена и сроки – это вовсе не основные критерии

Цена проведения экспертизы не является главным и основным критерием отбора судебного эксперта, экспертной организации или учреждения, что подтверждается судебной практикой [20]. Размер вознаграждения не является определяющим фактором при выборе судом кандидатуры эксперта: размер вознаграждения эксперту может учитываться при назначении экспертизы судом, но самая низкая стоимость вознаграждения не является необходимым условием для выбора экспертного учреждения (эксперта)» [21]. Срок проведения экспертизы не является главным и основным критерием отбора экспертной организации [22].

Чек-лист по проверке судебного эксперта

Для удобства анализа можно использовать специальный чек-лист, куда могут быть сведены ключевые факты и выводы при анализе экспертной организации / эксперта.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector