0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Уголовное право и судебный процесс

8. «Русская правда». Уголовное право и судебный процесс.

Русская правда отличает убийство неумышленное, «в сваде» или «в обиду», от совершенного с заранее обдуманным намерением, «в разбое», преступление, обличающее злую волю, от правонарушения, совершенного по неведению, действие, причиняющее физический вред или угрожающее жизни, например отсечение пальца, удар мечом, не сопровождавшийся смертью, хотя и причинивший рану, отличает от действия менее опасного, но оскорбительного для чести: от удара палкой, жердью, ладонью или если вырвут усы или бороду, и за последние действия наказывает пеней вчетверо дороже, чем за первые; за удар мечом плашмя в драке полагалось большее наказание, чем за удар остриём: он был более оскорбителен, так как означал, что противник не считался равным. При этом «Русская правда» содержит явные следы характерного для традиционных обществ принципа ответственности — «кровной мести». Уже в ст. 1 КП говорится «Аже оубиеть мужъ мужа, то мьстити брату брата, любо отцю, ли сыну, любо брату чадо, ли братню сынови»

Осложнённая кара за наиболее тяжкие преступления: за разбой, поджог и конокрадство преступник подвергался не определенной денежной пене в пользу князя, а потере всего имущества с лишением свободы.

Княжеские пени и частные вознаграждения представляют в Русской Правде целую систему; они высчитывались на гривны кун. За убийство взималась денежная пеня в пользу князя, называвшаяся вирой, и вознаграждение в пользу родственников убитого, называвшееся головничеством. Вира была троякая: двойная в 80 гривен кун за убийство княжего мужа или члена старшей княжеской дружины, простая в 40 гривен за убийство простого свободного человека, половинная или полувирье в 20 гривен за убийство женщины и тяжкие увечья, за отсечение руки, ноги, носа, за порчу глаза. Головничество было гораздо разнообразнее, смотря по общественному значению убитого. Так, головничество за убийство княжего мужа равнялось двойной вире, головничество за свободного крестьянина 5 гривнам. За все прочие преступные деяния закон наказывал продажею в пользу князя и уроком за обиду в пользу потерпевшего.

Древнерусское право еще не знало четкого разграничения между уголовным и гражданским процессом, хотя, конечно, некоторые процессуальные действия могли применяться только по уголовным делам. Во всяком случае и по уголовным, и по гражданским делам применялся состязательный (обвинительный) процесс, при котором стороны равноправны и сами являются двигателем всех процессуальных действий. Даже обе стороны в процессе назывались истцами.

Стадии процесса по Русской правде

«Заклич» означал объявление о совершившемся преступлении (например, о пропаже имущества). Заклич производился в людном месте, «на торгу», объявлялось о пропаже вещи, обладавшей индивидуальными признаками, которую можно было опознать. Если пропажа обнаруживалась по истечении 3-х дней с момента заклича, тот, у кого она находилась, считался ответчиком (ст.32, 34 ПП).

свод“ (ст. 35—39 ПП) напоминал очную ставку. Свод осуществлялся либо до заклича, либо в срок до истечения трех дней после заклича. Лицо, у которого обнаружили пропавшую вещь, должно было указать, у кого эта вещь была приобретена. Свод продолжался до тех пор, пока не доходил до человека, не способного дать объяснения, где он приобрел эту вещь. Таковой и признавался татем. Если свод выходил за пределы населенного пункта, где пропала вещь, он продолжался до третьего лица. На того возлагалась обязанность уплатить собственнику стоимость вещи и право далее самому продолжать свод.

Гонение следа — это отыскание преступника по его следам. Закон предусматривает специальные формы и порядок проведения этого процессуального действия. Если след привел к дому конкретного человека, считается, что он и есть преступник (ст. 77 Троицкого списка). Если след привел в село, ответственность несет вервь (община). Если след потерялся на большой дороге, то на этом поиск прекращается.

Уголовное право и судебный процесс по русской правде

Русская Правда не отделяет гражданско-правовые нарушения от уголовных. Не знает она и термина «преступление». Нарушение закона, преступление, носит в ней название обиды, под чем понимается причинение лицу или группе лиц физического, материального или морального ущерба. Не выделяя особо государственного преступления, защищая права частных лиц, Русская Правда, обнаруживает и полное понимание государственных интересов: все штрафы за «обиду» поступают не в карман потерпевшего, а в пользу общественной власти (князя).

Субъектами преступления, могли быть все свободные люди при наличии у них ясного сознания. Злодеяния, совершенные холопами, преступлениями не считались и не влекли за собой уголовных взысканий. За их деяния отвечали их хозяева, которые либо выкупали провинившегося, либо выдавали его «лицом» потерпевшему. По Правде Ярослава, раба, ударившего свободного мужа, можно было убить, но сыновья Ярослава это наказание «установили на куны», т.е. перевели на денежный выкуп, разрешив при этом побить холопа.

О возрасте при уголовном вменении ни Русская Правда, ни другие памятники публичного права не содержат данных вплоть до середины XVII в. Зато Русская Правда знает о субъективной стороне преступления, относя к ней умысел или неосторожность. И хотя четкого разграничения мотивов преступления и понятия виновности ещё не существует, они уже намечаются в законе. Так, ст. 6 Пространной Правды говорит об убийстве «в сваде или на пиру», по которому виновный наказывается штрафом. Другое дело, если убийство произошло в разбое, во время грабежа. Тогда преступник вместе с семьей подвергается самому тяжкому наказанию – отдается на поток и разграбление. К отягчающим вину обстоятельствам закон относит корыстный умысел, а к смягчающим вину, кроме опьянения («на пиру»), – состояние аффекта («если кто ударит кого батогом, а тот, не стерпевши, ткнет мечом, то вины ему в этом нет»).

Объекты преступления – это личность и имущество. Среди преступлений против личности Русская Правда знает убийство, телесные повреждения, побои, оскорбления (преступления против чести). Преступления имущественные (против собственности) – это разбой, кража, нарушение земельных границ, незаконное завладение или пользование чужим имуществом. Государственные преступления в Русской Правде не просматриваются и скорее всего потому, что абстрактного понятия «государство» ещё не существовало, и интересы государства отождествлялись с интересами князя. Поэтому жизнь представителей княжеской администрации (княжих мужей, огнищан, конюхов и других тиунов) защищена двойной вирой.

Но история Киевской Руси знает государственные преступления, такие, как восстания горожан, к участникам которых применялась смертная казнь. Существовали и междукняжеские споры, завершавшиеся нередко весьма жестоко. Но все это ещё не отражено в законодательстве.

Не из Русской Правды, а из церковных уставов известно, что имели место и преступления против церкви: зелейничество и ведовство (т.е. чародеяние и волхование – знахарство и колдовство) остатки язычества. Кроме них преследовались моления в рощах и у воды, под овином, ограбления трупов, введение в церковь собак и птиц и т.п.

Объективная сторона преступления распадалась на 2 стадии: покушение на преступление (вынул меч, но не ударил) и оконченное преступление – действие (вынул меч и ударил). Наказание, естественно, разное (1 и 3 гривны кун). Знает Русская Правда и такое понятие как соучастие, но роли соучастников в преступлении ещё не разделяет (ст. 40 Кр. Пр.). Закон требовал привлечения к одинаковой ответственности всех лиц, совершивших его (если 10 человек украли 1 овцу, то каждый платит по 60 резан продажи).

Существует в Русской Правде и представление о превышении пределов необходимой самообороны (нельзя убивать вора, если в его действиях нет непосредственной опасности).

Судебный процесс носил обвинительно-состязательный характер. Дело начиналось по жалобе (иску) потерпевшей стороны. Истец и ответчик обладали равными правами, судопроизводство было гласным и устным, большая роль в системе доказательств принадлежала ордалиям, присяге и жребию.

Читать еще:  Функции уголовно процессуального права

Процесс делился на три стадии:

1) носила название заклич и состояла в объявлении о совершившемся преступлении (например, о пропаже имущества). Он производился в людном месте, где объявлялось о пропаже вещи, обладавшей индивидуальными признаками, которую можно было опознать. Если пропажа обнаруживалась по истечении трех дней с момента заклича, тот, у кого она находилась, считался ответчиком.

2) Свод осуществлялся до заклича или в течение трех дней после него. Лицо, у которого обнаружили пропавшую вещь, должно было указать, у кого эта вещь была приобретена. Свод продолжался до тех пор, пока не доходил до человека, не способного дать объяснение, где он приобрел эту вещь.

3) Гонение следа — состояла в поиске доказательств и преступника. Так как в Древней Руси еще не появились специальные розыскные органы и лица, гонение следа осуществляли потерпевшие, их близкие, члены общины и добровольцы.

Система доказательств по Русской Правде состояла из:

— свидетельских показаний «видоков» и «послухов»;

— ордалий (испытаний огнем, водой, каленым железом);

Уголовное право и судебный процесс («по Русской Правде»).

Уголовное право. В Древнерусском государстве преступление именовалось обидой. Под этим подразумевалось нанесение какого-либо вреда потерпевшему. Но вред, как известно, может быть причинен как преступлением, так и гражданско-правовым нарушением (деликтом). Таким образом, Русская Правда не различала преступление и гражданско-правовое нарушение. (см. схему 10).

Уголовное право рассматриваемого периода было феодальным. Жизнь, честь, имущество холопов законов не охранялись. Блага же, принадлежащие феодалам, защищались особенно рьяно: за убийство феодала устанавливался штраф в 80 гривен, а за смерда только 5 гривен. Холопы субъектами права вовсе не признавались. Ст. 46 Русской Правды говорит о том, что если холопы окажутся ворами, то князь штрафом их не наказывает, поскольку они не свободны (и в силу этого, как, вероятно, полагает законодатель, могут совершить кражу по наущению своего хозяина). Хозяин такого холопа обязан был платить двойное вознаграждение потерпевшему. В некоторых случаях потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека.

Русская Правда не знает возрастных ограничений уголовной ответственности, понятия невменяемости. Состояние опьянения ответственности не исключает. Зато Русской Правде известно понятие соучастия. Проблема решается просто: все соучастники преступления отвечают в равной степени.

Русская Правда различает ответственность в зависимости от субъективной стороны преступления. Не проводит различия между умыслом и неосторожностью, но различает два вида умысла – прямой и косвенный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство при сведении счетов карается высшей мерой наказания – потоком и разграблением, убийство, же в «сваде» (драке) – только вирой (см. схему 11).

По субъективной стороне различается и ответственность за банкротство: преступным считается только умышленное банкротство.

Состояние аффекта исключает, согласно нормам Русской Правды, ответственность.

Что касается объективной стороны преступных деяний, то подавляющее число преступлений совершается путем действия. Лишь в очень немногих случаях наказуемо и преступное бездействие (утайка находки, длительное невозвращение долга).

Русская Правда знает лишь два родовых объекта преступления – личность человека и его имущество. Отсюда только два рода преступлений. Но каждый род включает довольно разнообразные виды преступных деяний.

Среди преступлений против личности следует назвать убийство, телесные повреждения, побои, оскорбление действием. Княжеские уставы знают и оскорбление словом, где объектом преступления является преимущественно честь женщины. В уставах князей Владимира Святославича и Ярослава можно встретить упоминания о половых преступлениях.

Среди имущественных преступлений наибольшее внимание Русская Правда уделяет краже (татьбе). Наиболее тяжким видом татьбы считалось конокрадство. Известно и преступное уничтожение чужого имущества путем поджога, наказуемое потоком и разграблением.

В княжеских уставах предусматривались преступления против церкви, а также против семейных отношений. Церковь, насаждая новую форму брака, с помощью уголовного права усиленно боролась против остатков языческих обрядов.

В Русской Правде нет указаний ни на государственные, ни на должностные преступления. Но это не значит, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия. Вспомнить хотя бы, как поступила княгиня Ольга с убийцами своего мужа.

В Древнерусском государстве суд не был отделен от администрации. Посадники и другие должностные лица, осуществлявшие правосудие, получали определенную часть вир и продаж, взимаемых при рассмотрении дел. Кроме того, они вознаграждались и сторонами – участниками процесса. Высшей судебной инстанцией был великий князь.

Древнерусское право еще не знало разграничения между уголовным и гражданским процессом, хотя некоторые процессуальные действия могли применяться только по уголовным делам (гонение следа, свод). Во всяком случае и по уголовным, и по гражданским делам применялся состязательный (обвинительный) процесс, при котором стороны были равноправны. Обе стороны в процессе назывались истцами. (Исследователи полагают, что в церковном суде применялся и инквизиционный, розыскной процесс со всеми его атрибутами, включая пытку).

Русская Правда знает две специфические процессуальные формы досудебной подготовки дела – гонение следа и свод. Гонение следа – это отыскание преступника по его следам. Если след привел к дому конкретного человека – значит, он и есть преступник, если в село – ответственность несет община, если потерялся на большой дороге – поиск преступника прекращается.

Если ни утраченная вещь, ни похититель не найдены, потерпевшему не остается ничего другого, как прибегнуть к закличу, т.е. объявить на торговой площади о пропаже в надежде, что кто-нибудь опознает украденное или потерянное имущество у другого лица. Человек, у которого обнаружится утраченное имущество, может, однако, заявить, что он приобрел его правомерным способом, например, купил. Тогда начинается процесс свода. Владелец имущества должен доказать добросовестность его приобретения, т.е. указать лицо, у которого он приобрел данную вещь. При этом достаточно показаний двух свидетелей и мытника – сборщика торговых пошлин.

Закон предусматривает определенную систему доказательств (см. схему 12) в том числе свидетельские показания. Различаются две категории свидетелей – видоки и послухи.

Видоки – свидетели в современном смысле слова, очевидцы происшествия.

Послухи – более сложная категория. Это лица, которые слышали о случившемся от кого-либо, имеющие сведения из вторых рук. Иногда под послухами понимали и свидетелей доброй славы сторон. Они должны были показать, что ответчик или истец – добропорядочные люди, заслуживающие доверия.

По некоторым гражданским и уголовным делам требовалось определенное число свидетелей (например, два свидетеля при заключении договора купли-продажи, два видока при оскорблении действием). Иначе говоря, в использовании свидетельских показаний присутствует элемент формализма.

В Древнерусском государстве появляется целая система формальных доказательствордалии. Среди них следует назвать судебный поединок – «поле». Победивший в поединке выигрывал дело, поскольку считалось, что бог помогает правому. В Русской Правде и иных законах Киевского государства «поле» не упоминается, но другие источники, в том числе иностранные, говорят о практическом применении на Руси этого вида ордалий.

Другим видом «суда божьего» были испытания железом и водой.

Испытание железом применялось тогда, когда не хватало иных доказательств, причем в более серьезных случаях, чем испытание водой. Русская Правда, посвящая ордалиям три статьи, не раскрывает техники их проведения. По более поздним источникам, однако, можно заключить, что если человек, связанный и брошенный в воду, начинал тонуть, то он считался выигравшим дело. Особым видом доказательства была присяга – «рота». В некоторых случаях имели доказательственное значение внешние признаки и вещественные доказательства.

В Русской Правде видны определенные формы обеспечения исполнения судебного решения, например, взыскание виры с убийцы. Специальное должностное лицо – вирник являлся в дом осужденного с многочисленной и вооруженной свитой и «терпеливо» ждал, пока тот заплатит штраф, получая каждый день обильное натуральное содержание. Преступнику выгодней было как можно быстрее разделаться со своим долгом и избавиться от неприятных «гостей».

Читать еще:  Этапы процесса доказывания

За основную массу преступлений наказанием была «продажа» –уголовный штраф.

Уголовное право и судебный процесс по Русской правде (стр. 1 из 3)

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИТЕКТУРНО-СТРОИТЕЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА

КАФЕДРА ТЕОРИИ ПРАВА И ГОСУДАРСТВОВЕДЕНИЯ

по дисциплине: « История Отечественного государства и права »

на тему: « Уголовное право и судебный процесс по Русской правде »

Выполнила:Балескова Елена Вячеславовна,
студентка 1 курса очной формы обучения специальности «Юриспруденция»
группы Ю-24.
Зачётная книжка № 081882
Проверил:к.и.н., доцент, Смирнов А.Г.

1. Глава I . Уголовное право……………………… 4

1.3. Объекты преступления……………………………………….5

2. Глава II . Судебный процесс…………………… 8

2.2. Состязательный процесс…………………………………..9

Крупнейшим памятником древнерусского права и основным правовым документом Древнерусского государства был сборник правовых норм, который получил название Русской Правды и сохранил свое значение в более поздние периоды истории.

На протяжении нескольких веков Русская Правда служила основным руководством при судебных разбирательствах. В том или ином виде она вошла в состав или послужила одним из источников позднейших судных грамот: Псковской судной грамоты, Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468 г., Судебников 1497 и 1550 гг., даже некоторых статей Соборного Уложения 1649 г.

В нашей исторической литературе господствует убеждение, что частная юридическая жизнь древнейшей Руси наиболее полно и верно отразилась в древнейшем памятнике русского права — в Русской Правде.

В своей работе я хочу обратиться к истокам, к корням писаного права древней Руси — к русской Правде, рассмотреть содержание ( уголовное право и судебный процесс) этого уникального памятника древнерусского права.

Эта тема особенно полезна для рассмотрения, так как это позволит сравнить первоисточник русского законодательства с ныне существующим и сделать выводы о переходе и трансформации правовых норм.

Освещение всех вопросов темы работы я буду проводить на основе использования текста документов, а также исторической литературы.

Древнерусское законодательство большое внимание уделяет уголовному праву. Ему посвящено много статей Русской Правды, уголовно-правовые нормы есть и в княжеских уставах. Своеобразно трактует Русская Правда общее понятие преступления: преступно только то, что причиняет непосредственный ущерб конкретному человеку, его личности или имуществу. Отсюда и термин для обозначения преступления — «обида» [1].

1.1. Система преступлений. Соответственно этому строится и система преступлений. Русская Правда знает лишь два рода преступлений — против личности и имущественные. В ней нет ни государственных, ни должностных, ни иных родов преступлений. Это не означало, конечно, что выступления против княжеской власти проходили безнаказанно. Просто в таких случаях применялась непосредственная расправа без суда и следствия. В уголовном праве особенно ярко проявляется классовая природа феодального права, открыто встающего на защиту господствующего класса и пренебрегающего интересами трудящихся. Это отчетливо видно при рассмотрении отдельных элементов состава преступления. Так, субъектом преступления может быть любой человек, кроме холопа. За действия холопа отвечает его господин. Однако в некоторых случаях потерпевший может сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека. Русская Правда не знает еще возрастного ограничения уголовной ответственности, понятия невменяемости. Состояние опьянения не исключает ответственности. В литературе высказывалось суждение, что опьянение по Русской Правде смягчало ответственность (убийство на пиру).

1.2. Понятие соучастия. Русской Правде известно понятие соучастия. Эта проблема решается просто: все соучастники преступления отвечают поровну, распределение функций между ними пока не отмечается. Русская Правда

различает ответственность в зависимости от субъективной стороны преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но различаются два вида умысла — прямой и косвенный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство в разборке карается высшей мерой наказания — потоком и разграблением, убийство же в «сваде» (драке) — только вирой. Впрочем, некоторые исследователи полагают, что здесь ответственность зависит не от формы умысла, а от характера самого преступления: убийство в разбое — это низменное убийство, а убийство в драке все-таки как-то может быть оправдано с моральной точки зрения. По субъективной стороне различается и ответственность за банкротство: преступным считается только умышленное банкротство. Состояние аффекта исключает ответственность. Что касается объективной стороны состава преступления, то подавляющее число преступлений совершается путем действия. Лишь в весьма немногих случаях наказуемо и преступное бездействие (утайка находки, длительное невозвращение долга). Наиболее ярко классовая природа древнерусского права выступает при анализе объекта преступного посягательства. Ответственность резко различается в зависимости от классовой принадлежности потерпевшего. Так, за убийство основной массы свободных людей платится вира в 40 гривен. Жизнь верхушки феодалов оценивается двойной вирой в 80 гривен. Жизнь же зависимых людей оценивается в 12 и 5 гривен, которые даже не называются вирой [2].

1.3. Объекты преступления. Русская Правда знает лишь два родовых объекта преступления — личность человека и его имуществе [3]. Отсюда, как

уже упоминалось, только два рода преступлений. Однако каждый из родов включает в себя довольно разнообразные виды преступлений. Среди преступлений против личности следует назвать убийство, телесные повреждения, побои, оскорбление действием. Княжеские уставы знают и состав оскорбления словом, где объектом преступления является преимущественно честь женщины. В уставах князей Владимира Святославича и Ярослава рассматриваются также половые преступления. Среди имущественных преступлений наибольшее внимание Русская Правда уделяет краже (татьбе). Наиболее тяжким видом татьбы считалось конокрадство, ибо конь был важнейшим средством производства, а также и боевым имуществом. Известно и преступное уничтожение чужого имущества путем поджога, наказуемое потоком и разграблением. Такая высокая мера наказания за поджог определяется, очевидно, тремя обстоятельствами. Поджог — наиболее легкодоступный, а потому и наиболее опасный способ уничтожения чужого имущества. Он нередко применялся как средство классовой борьбы, когда закабаляемые крестьяне хотели отомстить своему господину. Наконец, поджог имел повышенную социальную опасность, поскольку в деревянной Руси от одного дома или сарая могло сгореть целое село или даже город. В зимних условиях это могло привести и к гибели массы людей, оставшихся без крова и предметов первой необходимости. В княжеских уставах предусматривались и преступления против церкви, а также против семейных отношений. Церковь, насаждая новую форму брака, усиленно боролась против остатков языческих порядков.

1.4. Система наказаний. Система наказаний Русской Правды еще довольно проста и мягка. Здесь сказывается недостаточное обострение классовых противоречий, свойственное раннему феодализму. Высшей мерой наказания, как уже отмечалось, был поток и разграбление. Сущность этой меры не совсем ясна. Во всяком случае в разное время и в разных местах

поток и разграбление понимались по-разному. Иногда это означало убийство осужденного и прямое растаскивание его имущества, иногда — изгнание и конфискацию имущества, иногда — продажу в холопы. Следующей по тяжести мерой наказания была вира, назначавшаяся только за убийство. Если за преступника расплачивалась его вервь, то это называлось дикой вирой. До второй половины XI в. в качестве наказания за убийство применялась кровная месть, отмененная в Русской Правде сыновьями Ярослава Мудрого [4]. За основную массу преступлений наказанием была так нарываемая продажа — уголовный штраф. Ее размеры были различны в зависимости от преступления. Виры и продажи, шедшие в пользу князя, сопровождались возмещением ущерба потерпевшему или его семье. Вире сопутствовало головничество, размер которого нам неизвестен, продаже — урок. За преступления, отнесенные к компетенции церковного суда, применялись специфические церковные наказания — эпитимьи. Так, византийский закон предусматривал, например, за блуд с сестрой 15 лет «поститися и плакати»; легкой эпитимьей считались 500 поклонов в день. Эпитимья часто соединялась с государственной карой. По мнению С. В. Юшкова, церковь применяла кроме эпитимий членовредительные наказания и тюремное заключение. Смертная казнь введена в закон; но болезненные и чпеновредительные наказания еще не узаконены. Смертная казнь полагается за татьбу в третий раз, конокрадство, за татьбу храмскую, за поджог и земскую измену. Существенным и главным вопросом является право наложения и отмены наказаний, поскольку в нем конкурирует частное потерпевшее лицо с государственной властью.

Читать еще:  Участниками со стороны защиты являются

История отечественного государства и права

Уголовное право и судебный процесс в Древнерусском государстве

Под преступлением понималось всякое нанесение кому-либо материального, физического или морального ущерба (преступление называлось «обидой»).

Субъектами преступления, являлись феодалы, городские жители, феодально-зависимые люди. Рабы не были субъектами преступления. Сначала раба ударившего свободного человека можно было убить, потом (при Ярославичах) было узаконено, что убивать нельзя, но можно бить или взять с его хозяина выкуп за оскорбление.

Если несколько человек вместе совершили преступление, то наказание несли все одинаковое, независимо от степени участия в преступлении.

Часть наказаний в Древнерусском государстве осталась от более раннего периода (кровная месть). Но по мере развития феодальных отношений, стали возникать новые виды наказаний — поток и разграбление, смертная казнь, а за преступления прошв церкви и вероучения — членовредительские наказания. Вкратце рассмотрим эти наказания.

Кровная месть. Существование кровной мести, оставшееся от более древних времен, хотя и в ограниченном числе случаев, противоречило интересам феодалов. Принципы феодального права требовали, чтобы жизнь феодалов охранялась более энергично, чем жизнь простых крестьян, а тем более зависимых. Поэтому к концу XI в. кровная месть была отменена.

Смертная казнь. В Русской Правде о ней не говорится, но из летописи мы узнаем о существовании такого наказания. Духовенство, например, договаривалось с князем о применении смертной казни к церковным преступникам — богохульникам, язычникам и т.д.

Членовредительство. Церковь добивалась применения и членовредительских наказаний. Так, новгородский епископ Лука в 1053 г. приказал отрезать своему рабу нос и обе руки. В 1189 г. киевский митрополит приказал урезать язык, отсечь правую руку и вынуть глаза ростовскому епископу Феодору. По-видимому, ослепление стало применяться и князьями. Наконец, церковь прибегла к заточению.

Поток и разграбление. Преступника и членов его семьи обращали в рабство или изгоняли и конфисковывали его имущество (этому наказанию подвергались конокрады, поджигатели, разбойники).

Денежное взыскание. Оно имело несколько видов. Вира — денежное взыскание за убийство, первоначальный ее размер составлял 40 гривен. После того как в праве начинают проступать феодальные принципы за убийство княжеских людей, стала взыскиваться двойная вира (80 гривен). За некоторые преступления, например за убийство и увечье женщины, взыскивалось полвиры (20 гривен). Дикая вира охватывала те случаи, когда члены общины сообща выплачивали виру. Вира являлась штрафом в пользу князя, родственники убитого получали вознаграждение, называвшееся годовщиной или головничеством.

Продажа — штраф, взимавшийся в пользу князя.

Урок — вознаграждение, получаемое пострадавшим в различном размере в зависимости от характера обиды.

В Древнерусском государстве существовала достаточно обширная классификация преступлений.

Преступления против церкви. Эти преступления, как правило, рассматривались по византийским законам и не предусматривались в «Русской правде».

Преступления против княжеской власти. В «Русской правде» нет упоминания о таких преступлениях, но можно не сомневаться, что они уже имели место. Так, из летописи мы узнаем о жестоких расправах князей с народными восстаниями.

Имущественные преступления. Наиболее тяжкими видами кражи были конокрадство и кража из закрытых помещений, татьба (кража), истребление и повреждение чужого имущества, противозаконное пользование чужим имуществом (пользование чужой лошадью), поджог жилого и нежилого помещений.

Преступления против личности. Прежде всего это убийство. Нормы об убийстве в древнерусском праве менялись по мере развития принципов феодального права. Во всяком случае, мы видим стремление законодателя более энергично защищать жизнь приближенных князя, чем простых смердов. Убийство огнищанина — двойная вира — 80 гривен, свободного человека — 40 гривен. Существовали и такие разновидности, как убийство в ссоре, убийство в разбое, нанесение увечий, побоев, членовредительство.

Преступления против чести — оскорбление. В Русской Правде говорится только об оскорблении действием, например вырывании волос из бороды или усов.

Преступления против семьи и нравственности имели три вида:

  • умыкание;
  • пошибание (изнасилование) боярских жен и дочерей;
  • роспуст (самовольный развод с женой).

Эти преступления предусмотрены нормами церковного права.

Судебный процесс. По Русской Правде он носил состязательный характер. Главная роль принадлежит сторонам процесса. Они назывались истцами. По заявлению истца, как правило, начиналось судебное разбирательство.

В Русской Правде не содержится точных и исчерпывающих указаний, каким образом ответчик или обвиняемый призывался в суд. Однако анализ ряда статей Пространной Правды и Краткой Правды позволяет сделать вывод о том, что судебные органы играли важную роль в возбуждении дела. В частности, дело об убийстве могло начаться по инициативе судебных органов, а не только по жалобе родственников. Кроме того, поскольку доходы от суда были достаточно существенными, государственные органы (суды) и должностные лица, связанные с процессом (вирники, мечники, метельщики), были заинтересованы в розыске лиц, совершивших преступления и осуждении их.

Между сторонами происходила тяжба, спор. Роль суда практически сводилась к тому, что как своеобразный арбитр он оценивал доказательства, представленные сторонами и выносил решение (приговор) в устной форме.

Основными видами доказательств были:

  • свидетельские показания;
  • ордалии («суды божьи»);
  • присяга;
  • жребий.

Свидетели были двух видов: послухи (свидетели доброй славы, дававшие характеристику лицу) и видоки (свидетели-очевидцы).

Ордалии — испытание водой и железом. Русская Правда содержит нормы об испытании водой и железом, но не говорит о способах. Историческая практика свидетельствует о том, что при испытании железом в руку брался кусок раскаленного металла. Если через определенное время рука заживала, лицо считаюсь невиновным, если не заживала — виновным. При испытании водой испытуемый связывался веревкой и опускался в водоем. Если он шел ко дну, считался невиновным, и его вынимали из воды. Если не шел ко дну, считался виновным.

Другой вид ордалии — судебный поединок — не упоминается в Русской Правде, о нем сообщают арабские историки. Победивший в поединке выигрывал дело.

Жребий как доказательство использовался для того, чтобы определить, кто должен приносить присягу. С принятие христианства давалась словесная клятва, сопровождавшаяся целованием креста.

В Русской Правде нет указаний на возможности обжалования решений суда. Но это не значит, что князья не принимали жалоб на действия посадников и волостелей. Рассматривая жалобы, князь вынужден был пересматривать дело заново, по существу.

Своеобразными процессуальными формами в Древнерусском государстве были гонение следа и свод. Гонением был поиск преступника по следам. Если следы приводили на большую дорогу, гонение следа прекращалось. Если следы убийцы приводят в общину, то община должна либо разыскивать преступника и выдать его суду, либо платить дикую виру. Свод заключался в особом способе отыскания пропавшей вещи. В случае пропажи вещи пострадавший объявлял об этом публично, делал заклич. Если после этого находилось лицо, у которого была пропавшая вещь, то он ссылался на то, что купил ее, начинался свод, т.е. поиск лица, похитившего или недобросовестно присвоившего вещь.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector