0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Статья 9 упк рф

Статья 9. Уважение чести и достоинства личности

1. В ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

2. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Комментарий к статье 9 УПК РФ

1. Честь — это хорошая, незапятнанная репутация либо достойные уважения моральные качества человека, его соответствующие принципы. Достоинство — совокупность высоких моральных качеств человека, а также уважение их в самом себе (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 172, 870). Если толковать часть первую данной статьи буквально, то вынесение любого обвинительного приговора невозможно, ибо хорошая репутация человека в результате его осуждения за совершение преступления неизбежно страдает, а моральные качества подвергаются сомнению. Точно так же может страдать и уважение к самому себе (например, в случае раскаяния обвиняемого). Следовательно, данную норму необходимо толковать ограничительно: запрещаются лишь такие действия, которые неправомерно и незаслуженно умаляют репутацию человека и его самоуважение.

2. В части второй этой статьи УПК содержится конкретизация данного положения. Насилие — это по смыслу данной статьи не только физическое, но и психическое насилие, т.е. угрозы как средство подавления воли человека (действия или высказывания, выражающие намерение немедленно применить силу). Согласно ст. 3 Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 17.12.1979, «должностные лица по поддержанию правопорядка могут применять силу только в случае крайней необходимости и в той мере, в какой это требуется для выполнения их обязанностей». Подчеркивается, что «применение силы должностными лицами по поддержанию правопорядка должно носить исключительный характер; хотя оно подразумевает, что должностные лица по поддержанию правопорядка могут быть уполномочены на применение силы, какая является разумно необходимой при данных обстоятельствах, в целях предупреждения преступления или при проведении правомерного задержания правонарушителей или подозреваемых правонарушителей или при оказании помощи при таком задержании; не может применяться сила, превышающая необходимые для этих целей пределы. Применение огнестрельного оружия считается крайней мерой. Следует приложить все усилия к тому, чтобы исключить применение огнестрельного оружия, особенно против детей. Как правило, огнестрельное оружие не должно применяться, за исключением случаев, когда подозреваемый правонарушитель оказывает вооруженное сопротивление или иным образом ставит под угрозу жизнь других и когда другие меры, имеющие менее исключительный характер, недостаточны для осуждения или задержания подозреваемого правонарушителя. О каждом случае применения огнестрельного оружия должно быть незамедлительно сообщено компетентным властям».

3. Согласно ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10.12.1984, принятой Генеральной Ассамблеей ООН и вступившей в силу (в т.ч. для России) 26.06.1987, понятие пытки «означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включается боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно. Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием пыток. Приказ вышестоящего начальника или государственной власти не может служить оправданием пыток». Конвенция также устанавливает, что «каждое государство-участник обеспечивает любому лицу, которое утверждает, что оно было подвергнуто пыткам на любой территории, находящейся под юрисдикцией этого государства, право на предъявление жалобы компетентным властям этого государства и на быстрое и беспристрастное рассмотрение ими такой жалобы. Предпринимаются меры для обеспечения защиты истца и свидетелей от любых форм плохого обращения или запугивания в связи с его жалобой или любыми свидетельскими показаниями» (ст. 13). Статья 16 данной Конвенции предусматривает также, что «каждое государство-участник обязуется предотвращать на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не подпадают под определение пытки, содержащееся в статье 1, когда такие акты совершаются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия» (ст. 16). Выражение «жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания» не было определено Генеральной Ассамблеей, но его следует истолковывать таким образом, чтобы предоставлялась по возможности наиболее широкая защита от злоупотреблений как физического, так и психологического характера. В этой связи представляются особенно практически важными положения, закрепленные в Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденном Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН N 43/173. Так, согласно принципу 21 Свода «запрещается злоупотреблять положением задержанного или находящегося в заключении лица с целью принуждения его к признанию, какому-либо иному изобличению самого себя или даче показаний против любого другого лица. Ни одно задержанное лицо не должно подвергаться во время допроса насилию, угрозам или таким методам дознания, которые нарушают его способность принимать решения или выносить суждения». Исходя из смысла данной нормы неправомерны: понуждение к даче показаний под угрозой применения к лицу задержания либо заключения под стражу; проведение допроса такой чрезмерной длительности или при таком физическом состоянии допрашиваемого, что это лишает его адекватной способности к отстаиванию своей позиции; использование следователем в ходе допроса оскорбительных и нецензурных выражений и т.п.

4. С учетом положений ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК применение в ходе процессуальных действий насилия, пыток или другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения влечет за собой признание полученных таким путем доказательств недопустимыми.

Другой комментарий к статье 9 УПК РФ

1. Признание достоинства, присущего всем членам человеческого сообщества, является основой свободы, справедливости и всех неотъемлемых прав личности (преамбула Международного пакта о гражданских и политических правах (16 декабря 1966 г.) (Ведомости СССР. 1976. N 17. Ст. 291; БВС РФ. 1994. N 12)). Признавая приоритет личности, ее прав и свобод, государство принимает на себя обязанность охранять достоинство личности во всех сферах жизни и не допускать его умаления ни при каких обстоятельствах (ст. 2, 18, 21 Конституции).

2. Унижающими честь и достоинство человека должны признаваться действия и решения, сопряженные с насилием, угрозами, оскорбительными высказываниями, а также лишающие человека возможности отстаивать и защищать свои права и законные интересы в качестве равноправного субъекта. Как отметил в своем Постановлении от 03.05.1995 N 4-П по делу о проверке конституционности ст. 220.1, 220.2 УПК РСФСР (ВКС РФ. 1995. N 2 — 3) КС РФ, обеспечение достоинства личности предполагает, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов.

3. Положения комментируемой статьи направлены на защиту личности, ее чести и достоинства прежде всего от злоупотреблений со стороны тех должностных лиц, которые наделены в процессе властными полномочиями, позволяющими им применять в отношении других участников процесса меры принуждения и совершать иные действия, связанные с ограничением прав и свобод граждан. Вместе с тем данная статья предполагает обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, принимать меры к защите прав и законных интересов одних участников процесса от посягательств других.

Статья 9. Уважение чести и достоинства личности

Статья 9. Уважение чести и достоинства личности

1. В ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

2. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Судебная практика и законодательство — УПК РФ. Статья 9. Уважение чести и достоинства личности

Постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 8 ноября 2016 года о выдаче Барсукова А.Д. в Республику Беларусь соответствует ст. 9 УПК РФ, закрепляющей принцип уважения чести и достоинства личности, и ст. 3 «Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» от 10 декабря 1984 года, участниками которой являются как Российская Федерация, так и Республика Беларусь.

Согласно ст. 9 УПК РФ и ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выдача лица не допускается, когда исключительные обстоятельства свидетельствуют о том, что выдача повлечет опасность для его жизни и здоровья, в том числе с учетом его возраста и физического состояния. Однако указанных обстоятельств судом не установлено.

— осужденный Кобилов Я.Д. считает приговор незаконным и необоснованным, указывая, что судом были нарушены ст. 339 части 3, 6, 7, ст. 353 ч. 4, ст. 9 ч. 1, ст. 18 ч. 3 УПК РФ, а также были нарушены его права в ходе судебного разбирательства. Просит отменить приговор и «провести слушания, согласно закону»;

Приговор, по мнению адвоката Трусова, вынесен с нарушениями требований ст. 9, ч. 3 ст. 10, п. 2 ст. 307 УПК РФ; в основу приговора положены недопустимые доказательства: показания свидетелей оперуполномоченных полиции Т. С. П., Ш., следователей К. К., С., экспертов М. П. Г.; протокол опознания Томасяна от 05.03.2014 (т. 4 л.д. 25 — 28), полученный с нарушением ч. 4 ст. 193 УПК РФ; при вынесении приговора судом нарушен принцип презумпции невиновности обвиняемого, предусмотренный ч. 3 ст. 14 УПК РФ, а также принцип свободы оценки доказательств (ч. 2 ст. 17 УПК РФ).

Читать еще:  Статья ук мошенничество в особо крупных размерах

— осужденный Тетушкин Г.П. приговор суда считает суровым и необоснованным. Утверждает, что преступление совершено не в прихожей дома, как указывал Ситников, а на кухне, что подтверждается его показаниями и показаниями свидетеля Ж. о том, что она видела следы крови на холодильнике, кухонном гарнитуре и на полу в кухне. Указывает, что убийство К. совершил он один, Ситников в этом участия не принимал, в ходе следствия давал показания с его (Тетушкина) слов, что в судебном заседании подтвердил следователь Т. В основу приговора легли показания свидетеля М. данные ею в ходе предварительного следствия в состоянии алкогольного опьянения. Суд не учел в качестве смягчающего наказание обстоятельства явку с повинной. Просит приговор суда изменить, применить в отношении него положения ч. 1 ст. 62 УК РФ, осужденного Ситникова — оправдать. В судебном заседании заявил о нарушении принципов судопроизводства, в том числе, ч. 2 ст. 9 УПК РФ, просит применить к его прежним судимостям акт об амнистии 2015 года, а также применить ч. 3 ст. 68 УК РФ.

Согласно ст. 9 УПК РФ в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Статьей 9 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что в ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья (часть 1).

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.Б. Перов, отбывающий наказание в виде лишения свободы, просит признать не соответствующими статьям 2, 18, 21 (часть 1), 47 (часть 1), 55 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации пункт 1 статьи 3 «Требования, предъявляемые к судье» Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации», статьи 1 «Законы, определяющие порядок уголовного судопроизводства», 7 «Законность при производстве по уголовному делу», 9 «Уважение чести и достоинства личности», 11 «Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве», часть третью статьи 15 «Состязательность сторон», часть тринадцатую статьи 108 «Заключение под стражу» и статью 109 «Сроки содержания под стражей» УПК Российской Федерации.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Е. Кулумбегашвили, который отбывает наказание за совершение преступления и которому постановлением суда было отказано в принятии к производству ходатайства о возмещении вреда, причиненного незаконным, по его мнению, уничтожением принадлежащих ему вещественных доказательств, просит признать не соответствующими статьям 19 (часть 1), 21 (часть 1), 25, 45, 46 (части 1 и 2), 52 и 53 Конституции Российской Федерации статьи 9 «Уважение чести и достоинства личности» и 12 «Неприкосновенность жилища», часть третью статьи 133 «Основания возникновения права на реабилитацию» и часть пятую статьи 135 «Возмещение имущественного вреда» УПК Российской Федерации в той мере, в какой они не обеспечивают возмещение вреда обвиняемому, чье имущество было изъято в ходе незаконных следственных действий, в том числе обыска в жилище, а затем повреждено, утрачено или же уничтожено на основании судебных решений, которые впоследствии были отменены.

В обоснование своего требования Ш. указал, что оспариваемые положения противоречат статьям 35 — 49 Конституции Российской Федерации, гарантирующим защиту гражданских прав и свобод, статьям 8, 9 и 11 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, направленным на охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, и статьям 150 и 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающим охрану чести и достоинства, деловой репутации и доброго имени гражданина, нарушают его права, поскольку, будучи не привлекавшимся к уголовной ответственности, он был ошибочно вписан в учетную форму ИЦ МВД России и на свое заявление в этот орган получил отказ об аннулировании его учетных сведений, что послужило причиной его увольнения из органов внутренних дел.

13. В выдаче лица может быть отказано, когда исключительные обстоятельства свидетельствуют о том, что выдача повлечет опасность для его жизни и здоровья, в том числе с учетом его возраста и физического состояния (статья 9 УПК РФ, статья 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению (ст. 9 УПК РФ).

В случаях превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), незаконного освобождения от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления (ст. 300 УК РФ), незаконного задержания, заключения под стражу или содержания под стражей (ст. 301 УК РФ), принуждения подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта, специалиста к даче заключения или показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий (ст. 302 УК РФ), фальсификации доказательств по уголовным делам, находящимся в производстве (ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ), нарушения неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ) орган дознания, дознаватель подлежат привлечению к уголовной ответственности.

3. Осуществляя в рамках предоставленных ему дискреционных полномочий правовое регулирование прав и свобод человека и гражданина в сфере уголовно-правовых отношений (пункты «в», «о» статьи 71 Конституции Российской Федерации), в том числе определяя в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации порядок уголовного судопроизводства, обязательный для всех его участников (часть вторая статьи 1), федеральный законодатель, исходя из назначения уголовного судопроизводства (часть первая статьи 6), а также в целях защиты публичного интереса и охраны прав личности (статьи 9 и 11) закрепил в его статье 161 требование о недопустимости разглашения данных предварительного расследования и в качестве исключения из этого императивного предписания установил, что такие данные могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, причем данные о частной жизни участников уголовного судопроизводства — только с их согласия, а данные о частной жизни несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста четырнадцати лет, с согласия его законного представителя.

Вместе с тем в статье 161 УПК Российской Федерации исходя из назначения уголовного судопроизводства, а также в целях защиты публичного интереса и охраны прав личности (часть первая статьи 6, статьи 9 и 11 УПК Российской Федерации) содержится запрет на разглашение данных предварительного расследования и в качестве исключения из этого императивного предписания установлено, что такие данные могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя, дознавателя и только в том объеме, в каком ими будет признано это допустимым, если разглашение не противоречит интересам предварительного расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, причем данные о частной жизни участников уголовного судопроизводства — только с их согласия, а данные о частной жизни несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего возраста четырнадцати лет, — с согласия его законного представителя; при этом следователь или дознаватель предупреждают участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования, о чем у них берется подписка с предупреждением об ответственности в соответствии со статьей 310 УК Российской Федерации.

Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению (ст. 9 УПК РФ).

В случаях превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), незаконного освобождения от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления (ст. 300 УК РФ), незаконного задержания, заключения под стражу или содержания под стражей (ст. 301 УК РФ), принуждения подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий (ст. 302 УПК РФ), фальсификации доказательств по уголовным делам, находящимся в производстве (ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ), нарушения неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ) орган дознания — командир воинской части, дознаватель подлежат привлечению к уголовной ответственности.

Положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющие право сторон в уголовном судопроизводстве получать копии основных процессуальных решений, направлены на создание необходимых условий для защиты сторонами своих прав и законных интересов, затронутых этими решениями. Как следует из положений названного Кодекса, провозглашающих в числе важнейших принципов уголовного судопроизводства уважение чести и достоинства личности и охрану прав и свобод человека и гражданина (статьи 9 и 11), возможность такой защиты должна обеспечиваться заинтересованным лицам безотлагательно и без неоправданной задержки.

Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению (ст. 9 УПК РФ).

В случаях превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ), привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), незаконного освобождения от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления (ст. 300 УК РФ), незаконного задержания, заключения под стражу или содержания под стражей (ст. 301 УК РФ), принуждения подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта, специалиста к даче заключения или показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий (ст. 302 УПК РФ), фальсификации доказательств по уголовным делам, находящимся в производстве (ч. 2 и 3 ст. 303 УК РФ), нарушения неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ) орган дознания — командир воинской части, дознаватель подлежат привлечению к уголовной ответственности.

Статья 9. Уважение чести и достоинства личности

1. В ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

Читать еще:  Судебная практика по статье 133 ук рф

2. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Комментарий к СТ 9 УПК РФ

Статья 9 УПК РФ. Уважение чести и достоинства личности

Комментарий к статье 9 УПК РФ:

1. Честь — это хорошая, незапятнанная репутация либо достойные уважения моральные качества человека, его соответствующие принципы. Достоинство — совокупность высоких моральных качеств человека, а также уважение их в самом себе (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 172, 870). Если толковать часть первую данной статьи буквально, то вынесение любого обвинительного приговора невозможно, ибо хорошая репутация человека в результате его осуждения за совершение преступления неизбежно страдает, а моральные качества подвергаются сомнению. Точно так же может страдать и уважение к самому себе (например, в случае раскаяния обвиняемого). Следовательно, данную норму необходимо толковать ограничительно: запрещаются лишь такие действия, которые неправомерно и незаслуженно умаляют репутацию человека и его самоуважение.

2. В части второй этой статьи УПК содержится конкретизация данного положения. Насилие — это по смыслу данной статьи не только физическое, но и психическое насилие, т.е. угрозы как средство подавления воли человека (действия или высказывания, выражающие намерение немедленно применить силу). Согласно ст. 3 Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 17.12.1979, «должностные лица по поддержанию правопорядка могут применять силу только в случае крайней необходимости и в той мере, в какой это требуется для выполнения их обязанностей». Подчеркивается, что «применение силы должностными лицами по поддержанию правопорядка должно носить исключительный характер; хотя оно подразумевает, что должностные лица по поддержанию правопорядка могут быть уполномочены на применение силы, какая является разумно необходимой при данных обстоятельствах, в целях предупреждения преступления или при проведении правомерного задержания правонарушителей или подозреваемых правонарушителей или при оказании помощи при таком задержании; не может применяться сила, превышающая необходимые для этих целей пределы. Применение огнестрельного оружия считается крайней мерой. Следует приложить все усилия к тому, чтобы исключить применение огнестрельного оружия, особенно против детей. Как правило, огнестрельное оружие не должно применяться, за исключением случаев, когда подозреваемый правонарушитель оказывает вооруженное сопротивление или иным образом ставит под угрозу жизнь других и когда другие меры, имеющие менее исключительный характер, недостаточны для осуждения или задержания подозреваемого правонарушителя. О каждом случае применения огнестрельного оружия должно быть незамедлительно сообщено компетентным властям».

3. Согласно ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10.12.1984, принятой Генеральной Ассамблеей ООН и вступившей в силу (в т.ч. для России) 26.06.1987, понятие пытки «означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включается боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно. Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием пыток. Приказ вышестоящего начальника или государственной власти не может служить оправданием пыток». Конвенция также устанавливает, что «каждое государство-участник обеспечивает любому лицу, которое утверждает, что оно было подвергнуто пыткам на любой территории, находящейся под юрисдикцией этого государства, право на предъявление жалобы компетентным властям этого государства и на быстрое и беспристрастное рассмотрение ими такой жалобы. Предпринимаются меры для обеспечения защиты истца и свидетелей от любых форм плохого обращения или запугивания в связи с его жалобой или любыми свидетельскими показаниями» (ст. 13). Статья 16 данной Конвенции предусматривает также, что «каждое государство-участник обязуется предотвращать на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не подпадают под определение пытки, содержащееся в статье 1, когда такие акты совершаются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия» (ст. 16). Выражение «жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания» не было определено Генеральной Ассамблеей, но его следует истолковывать таким образом, чтобы предоставлялась по возможности наиболее широкая защита от злоупотреблений как физического, так и психологического характера. В этой связи представляются особенно практически важными положения, закрепленные в Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденном Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН N 43/173. Так, согласно принципу 21 Свода «запрещается злоупотреблять положением задержанного или находящегося в заключении лица с целью принуждения его к признанию, какому-либо иному изобличению самого себя или даче показаний против любого другого лица. Ни одно задержанное лицо не должно подвергаться во время допроса насилию, угрозам или таким методам дознания, которые нарушают его способность принимать решения или выносить суждения». Исходя из смысла данной нормы неправомерны: понуждение к даче показаний под угрозой применения к лицу задержания либо заключения под стражу; проведение допроса такой чрезмерной длительности или при таком физическом состоянии допрашиваемого, что это лишает его адекватной способности к отстаиванию своей позиции; использование следователем в ходе допроса оскорбительных и нецензурных выражений и т.п.

4. С учетом положений ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК применение в ходе процессуальных действий насилия, пыток или другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения влечет за собой признание полученных таким путем доказательств недопустимыми.

Статья 9. Уважение чести и достоинства личности

1. В ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

2. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

Комментарий к статье 9 УПК РФ

1. Принцип уважения чести и достоинства личности впервые нормативно закреплен в УПК. Он базируется на положениях ч. 2 ст. 21 Конституции и нормах международных договоров Российской Федерации.

2. Честь — объективно существующее общественное мнение о нравственных и деловых качествах конкретной личности. Достоинство человека определяется как объективное общественное свойство каждой личности, ее социальная ценность, значимость, складывающаяся из отдельных духовных, физических и нравственных качеств. Будучи включенными в сферу уголовного судопроизводства и приобретая в силу этого юридическое содержание, указанные категории выступают в качестве нравственных критериев допустимого и недопустимого при применении процессуального принуждения.

3. Унижение человеческого достоинства — это обращение и наказание такого рода, которые направлены на то, чтобы вызвать у человека чувство страха, подавленности и неполноценности, обидеть, унизить или сломить волю человека, причиняя ему таким образом нравственные страдания. Крайней формой умаления чести и достоинства является пытка.

4. Запрещение пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания содержится во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. , ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Декларации ООН о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1975 г., в аналогичной Конвенции ООН 1984 г. , других международных актах о защите прав человека.

5. Под пыткой в уголовном процессе понимается любое действие, посредством которого человеку намеренно причиняются сильная боль или страдание, физическое или психическое, официальным лицом или по его подстрекательству с целью получения от этого человека или от третьего лица информации или признаний.

6. В целях предотвращения унижения чести и достоинства запрещается производство следственных действий в ночное время, кроме случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, действий, связанных с обнажением тела человека в присутствии лиц другого пола (за исключением медицинских работников), разглашение выявленных при расследовании и судебном рассмотрении уголовного дела обстоятельств частной жизни граждан, их личных и семейных тайн.

7. Порядок и условия содержания под стражей подозреваемых, обвиняемых и осужденных не допускают применения пытки, жестокого и унижающего достоинство личности обращения (ст. ст. 4, 17 — 31 Федерального закона 1995 г. «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»).

8. В соответствии с УК принуждение к даче показаний, связанное с применением насилия, издевательств или пытки, а также превышение должностных полномочий, сопряженное с насилием или угрозой его применения, влекут уголовную ответственность.

9. Помимо национальных средств обеспечения указанного принципа признаются предусмотренные международными актами механизмы международного контроля за практикой содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых с целью исключения указанных негативных явлений. В Комитет ООН против пыток представляют доклады о мерах по предотвращению пыток, жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

10. Унижение чести и достоинства личности, а также страдания, причиненные человеку в связи с посягательствами на эти высокие человеческие ценности, образуют моральный ущерб. Порядок и условия возмещения морального ущерба определяются главой 18 настоящего Кодекса и ст. ст. 150, 1099 — 1101 ГК.

11. При производстве следственных и судебных действий не допускаются действия, опасные для здоровья участвующих в них лиц, в частности при проведении следственного эксперимента.

Читать еще:  Статья за ложные обвинения ук рф

Данная норма применяется в совокупности с другим законодательством. В частности, Основами законодательства об охране здоровья граждан не допускаются испытания новых методов диагностики, профилактики и лечения, а также лекарственных средств, проведение биомедицинских исследований с привлечением в качестве объекта лиц, задержанных и заключенных под стражу (ст. 29).

12. Для лиц, выполняющих ответственные государственные функции, настоящим Кодексом установлены дополнительные гарантии от необоснованного задержания и заключения под стражу (см. комментарий к главе 52).

13. Гарантией неприменения незаконного заключения под стражу являются судебный контроль и прокурорский надзор, осуществляемый в соответствии с Законом РФ «О прокуратуре Российской Федерации» , Приказом Генерального прокурора РФ от 18 июня 1997 г. N 31 «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием» и другими приказами Генерального прокурора РФ.

14. Лицам, чья честь пострадала в результате незаконного задержания или заключения под стражу, орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны разъяснить порядок реабилитации и восстановления их в нарушенных правах (см. комментарий к главе 18).

Другой комментарий к статье 9 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. Содержание комментируемой статьи шире ее названия. В тексте говорится не только об уважении чести и достоинства, но и о недопустимости создания опасности для жизни и здоровья лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве.

2. В части, касающейся достоинства, это содержание базируется на Конституции РФ, где говорится, что достоинство личности охраняется государством и ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию (статья 21). В каком бы тяжком и позорном преступлении ни обвинялся гражданин, глумливое, высокомерно-пренебрежительное и гневно-нравоучительное, иначе говоря, унижающее достоинство отношение к нему недопустимо ни на предварительном следствии, ни тем более в суде.

3. Тягчайшим нарушением требования закона об уважении чести и достоинства участников уголовного судопроизводства и о бережном отношении к их жизни и здоровью являются насилие над личностью и пытки, по поводу которых специально сказано в части второй комментируемой статьи УПК. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г. (пункт 1 статьи 1) определяет пытку как любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняются сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по подстрекательству, или с их ведома, или молчаливого согласия. Применение пытки в уголовном судопроизводстве — должностное преступление, предусмотренное статьей 286 УК (превышение должностных полномочий).

4. Закрепленные в статье 9 УПК правила-требования об уважительном отношении к чести и достоинству личности, бережном отношении к жизни и здоровью человека, а равно о недопустимости пыток тоже носят всеобъемлющий, универсальный характер. Они распространяются на все сферы отношений органов государства и должностных лиц с гражданами, поэтому по своему происхождению и по своей природе не являются уголовно-процессуальными.

Комментарии и консультации юристов по ст 9 УПК РФ

Если у вас возникли вопросы по статье 9 УПК РФ, вы можете получить консультацию юристов нашего сервиса.

Задать вопрос можно через форму связи или по телефону. Первичные консультации бесплатны и проводятся с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 9 УПК РФ. Уважение чести и достоинства личности (действующая редакция)

1. В ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья.

2. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 9 УПК РФ

1. Честь — это хорошая, незапятнанная репутация либо достойные уважения моральные качества человека, его соответствующие принципы. Достоинство — совокупность высоких моральных качеств человека, а также уважение их в самом себе (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 172, 870). Если толковать часть первую данной статьи буквально, то вынесение любого обвинительного приговора невозможно, ибо хорошая репутация человека в результате его осуждения за совершение преступления неизбежно страдает, а моральные качества подвергаются сомнению. Точно так же может страдать и уважение к самому себе (например, в случае раскаяния обвиняемого). Следовательно, данную норму необходимо толковать ограничительно: запрещаются лишь такие действия, которые неправомерно и незаслуженно умаляют репутацию человека и его самоуважение.

2. В части второй этой статьи УПК содержится конкретизация данного положения. Насилие — это по смыслу данной статьи не только физическое, но и психическое насилие, т.е. угрозы как средство подавления воли человека (действия или высказывания, выражающие намерение немедленно применить силу). Согласно ст. 3 Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 17.12.1979, «должностные лица по поддержанию правопорядка могут применять силу только в случае крайней необходимости и в той мере, в какой это требуется для выполнения их обязанностей». Подчеркивается, что «применение силы должностными лицами по поддержанию правопорядка должно носить исключительный характер; хотя оно подразумевает, что должностные лица по поддержанию правопорядка могут быть уполномочены на применение силы, какая является разумно необходимой при данных обстоятельствах, в целях предупреждения преступления или при проведении правомерного задержания правонарушителей или подозреваемых правонарушителей или при оказании помощи при таком задержании; не может применяться сила, превышающая необходимые для этих целей пределы. Применение огнестрельного оружия считается крайней мерой. Следует приложить все усилия к тому, чтобы исключить применение огнестрельного оружия, особенно против детей. Как правило, огнестрельное оружие не должно применяться, за исключением случаев, когда подозреваемый правонарушитель оказывает вооруженное сопротивление или иным образом ставит под угрозу жизнь других и когда другие меры, имеющие менее исключительный характер, недостаточны для осуждения или задержания подозреваемого правонарушителя. О каждом случае применения огнестрельного оружия должно быть незамедлительно сообщено компетентным властям».

3. Согласно ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10.12.1984, принятой Генеральной Ассамблеей ООН и вступившей в силу (в т.ч. для России) 26.06.1987, понятие пытки «означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включается боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно. Никакие исключительные обстоятельства, какими бы они ни были, будь то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или любое другое чрезвычайное положение, не могут служить оправданием пыток. Приказ вышестоящего начальника или государственной власти не может служить оправданием пыток». Конвенция также устанавливает, что «каждое государство-участник обеспечивает любому лицу, которое утверждает, что оно было подвергнуто пыткам на любой территории, находящейся под юрисдикцией этого государства, право на предъявление жалобы компетентным властям этого государства и на быстрое и беспристрастное рассмотрение ими такой жалобы. Предпринимаются меры для обеспечения защиты истца и свидетелей от любых форм плохого обращения или запугивания в связи с его жалобой или любыми свидетельскими показаниями» (ст. 13). Статья 16 данной Конвенции предусматривает также, что «каждое государство-участник обязуется предотвращать на любой территории, находящейся под его юрисдикцией, другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не подпадают под определение пытки, содержащееся в статье 1, когда такие акты совершаются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия» (ст. 16). Выражение «жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания» не было определено Генеральной Ассамблеей, но его следует истолковывать таким образом, чтобы предоставлялась по возможности наиболее широкая защита от злоупотреблений как физического, так и психологического характера. В этой связи представляются особенно практически важными положения, закрепленные в Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденном Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН N 43/173. Так, согласно принципу 21 Свода «запрещается злоупотреблять положением задержанного или находящегося в заключении лица с целью принуждения его к признанию, какому-либо иному изобличению самого себя или даче показаний против любого другого лица. Ни одно задержанное лицо не должно подвергаться во время допроса насилию, угрозам или таким методам дознания, которые нарушают его способность принимать решения или выносить суждения». Исходя из смысла данной нормы неправомерны: понуждение к даче показаний под угрозой применения к лицу задержания либо заключения под стражу; проведение допроса такой чрезмерной длительности или при таком физическом состоянии допрашиваемого, что это лишает его адекватной способности к отстаиванию своей позиции; использование следователем в ходе допроса оскорбительных и нецензурных выражений и т.п.

4. С учетом положений ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК применение в ходе процессуальных действий насилия, пыток или другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения влечет за собой признание полученных таким путем доказательств недопустимыми.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector