0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ходатайство государственного обвинителя

Статья 246. Участие обвинителя

1. Участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно.

2. Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве уголовного дела частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо дознавателем с согласия прокурора.

3. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший.

4. Государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность дальнейшего участия прокурора, то он может быть заменен. Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства. По ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

5. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

6. Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных интересов, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных и муниципальных унитарных предприятий.

7. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

8. Государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте;

3) переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

9. Утратила силу.

10. Прекращение уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, равно как и изменение им обвинения, не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к Ст. 246 УПК РФ

1. Обвинение в суде поддерживается или от имени государства, или от имени частного лица. От имени государства обвинение в судебном разбирательстве по уголовному делу поддерживает государственный обвинитель, к которым закон (пункт 6 статьи 5 УПК) относит должностное лицо органа прокуратуры.

2. По делам, подсудным судам субъектов РФ, государственные обвинители назначаются руководством прокуратур соответствующих субъектов РФ, а по делам с обвинительным заключением, утвержденным Генеральным прокурором РФ и его заместителями, — руководством Генеральной прокуратуры РФ (пункты 1.5 и 1.6 Приказа Генерального прокурора РФ от 3 июня 2002 г. N 28). По делам, подсудным федеральному районному суду и мировому судье, государственные обвинители назначаются руководством районных прокуратур. В случае принципиального несогласия прокурора — руководителя соответствующей прокуратуры с позицией своего подчиненного, назначенного государственным обвинителем, он (прокурор) должен решить вопрос о его замене, приняв функцию поддержания государственного обвинения по данному делу на себя лично либо поручив ее осуществление прокурору, утвердившему обвинительное заключение или обвинительный акт (пункт 1.10 того же Приказа Генерального прокурора РФ).

3. Лично от своего имени обвинение в суде поддерживает потерпевший или его законный представитель по уголовным делам частного обвинения, т.е. по делам о преступлениях, исчерпывающий перечень которых содержится в части второй статьи 20 УПК (см. комментарий к ней).

4. Государственный обвинитель является стороной в уголовном процессе, равной в своих процессуальных правах со стороной защиты. Его положение не дает каких-либо процессуальных преимуществ и привилегий. Прокурорские заключения по возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам по своему юридическому значению равносильны мнению, соображению, высказывать которые предоставлено право любому участнику процесса, имеющему в деле собственный интерес, но не более того.

5. Государственный обвинитель в судебном заседании осуществляет функцию уголовного преследования и обязан употребить все законные средства, чтобы добиться осуждения и справедливого наказания виновного. Однако он не может и не должен добиваться этого во что бы то ни стало. Если в ходе судебного разбирательства предъявленное обвинение не получит подтверждения, правовая обязанность и нравственный долг прокурора — отказаться от поддержания обвинения. Отказ от обвинения может быть полным или частичным. И тот и другой отказ обязателен для суда. Такой отказ означает отказ государства от «уголовного иска» к гражданину; он (отказ) обязателен для суда (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 9. С. 12), исключает осуждение обвиняемого и «предопределяет принятие судом решения в соответствии с позицией государственного обвинителя, поскольку закон исходит из того, что уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности и равноправия сторон, а формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются обвинителем» (пункт 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»). В ряде случаев отказ от поддержания государственного обвинения существенно ущемляет интересы потерпевшего, так и не получившего сатисфакции и несогласного с позицией государственного обвинителя. Конституционный Суд РФ указывает следующий путь разрешения подобных коллизий: вынесение обусловленного отказом от обвинения судебного решения о реабилитации подсудимого допустимо лишь по завершении исследования значимых для этого материалов дела и заслушивания мнений по этому поводу участников судебного заседания со стороны обвинения (потерпевшего и его представителя) и защиты. Законность, обоснованность и справедливость такого решения могут быть проверены вышестоящим судом. При этом вышестоящий прокурор, если он установит, что нижестоящим прокурором не были обеспечены публичные интересы, вправе и обязан отменить принятие нижестоящим прокурором решения и (или) прекратить осуществляемые им действия, иначе говоря, дезавуировать отказ от обвинения и возобновить его (Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан // Российская газета. 2003. 23 дек.). Такое решение нельзя признать ни полным, ни убедительным, ни окончательным. Оно не может удовлетворить потерпевших, которых государственный обвинитель вынужденно «бросил» в уголовном процессе (см., например: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 1. С. 10). Теоретически несостоятельно и прекращение уголовного дела вследствие отказа государственного обвинителя от обвинения по реабилитирующим основаниям: при наличии таких оснований судебное разбирательство должно завершаться оправдательным приговором (часть вторая статьи 302 УПК). «Полуреабилитация» не может устраивать и сторону защиты. Закон о государственном обвинении нуждается в совершенствовании.

6. До удаления суда первой инстанции в совещательную комнату для постановления приговора государственный обвинитель в любой момент судебного разбирательства путем обращения к суду с соответствующим ходатайством вправе изменить обвинение по сравнению с тем, которое сформулировано в обвинительном заключении следователя или обвинительном акте органа дознания, но только в сторону смягчения данного обвинения (поворот к лучшему). В этом случае судебный процесс может быть продолжен. В случае же изменения обвинения (с поворотом к худшему), т.е. когда необходимо применить уголовный закон, предусматривающий ответственность за более тяжкое преступление, когда увеличивается число инкриминируемых эпизодов преступной деятельности, когда требуется переквалификация на статью УК, предусматривающую более строгое наказание, государственный обвинитель, по логике вещей, одновременно с таким ходатайством об изменении обвинения обязан заявить другое — о направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования, предъявления нового обвинения и предоставления своему процессуальному оппоненту — стороне защиты возможности повторно защищаться от нового, более тяжкого обвинения.

7. Если отказ от обвинения заявлен государственным обвинителем в прениях сторон, никаких дополнительных процессуальных действий, предшествующих прекращению уголовного преследования, в судебном заседании не предполагается (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 1. С. 8).

8. Судебное решение (постановление, определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения может быть обжаловано в кассационном порядке на общих основаниях. Существовавшее ранее правило, согласно которому для такого обжалования и пересмотра требовались особые основания в виде новых или вновь открывшихся обстоятельств, упразднено, а часть девятая комментируемой статьи утратила силу именно в этой связи вследствие еще ранее состоявшегося решения Конституционного Суда РФ на эту тему.

9. Поддержание обвинения одновременно является и обоснованием гражданского иска. Прокурор в полном логическом соответствии со своей главной ролью обвинителя от имени государства (публичного обвинителя) вправе предъявить в судебном заседании гражданский иск либо поддержать гражданский иск, предъявленный потерпевшим (частным обвинителем), если этого требует охрана прав граждан, общественных и государственных интересов. При этом он не связан с позицией потерпевшего ни в отношении оснований иска, ни в отношении его размеров.

Статья 119. Лица, имеющие право заявить ходатайство

СТ 119 УПК РФ

Читать еще:  Документ удостоверяющий личность 2020

1. Подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его законный представитель и представитель, частный обвинитель, эксперт, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, представитель администрации организации и иное лицо, права и законные интересы которых затронуты в ходе досудебного или судебного производства, вправе заявить ходатайство о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство, либо представляемых им лица или организации.

2. Ходатайство заявляется дознавателю, следователю либо в суд.

3. Правом заявлять ходатайство в ходе судебного разбирательства обладает также государственный обвинитель.

Комментарий к Статье 119 Уголовно-процессуального кодекса

1. Правом направлять ходатайства обладают как представители стороны защиты (подозреваемый, обвиняемый, защитник, гражданский ответчик и его представитель), так и стороны обвинения (потерпевший, его законный представитель и представитель, частный обвинитель, гражданский истец). Тем самым реализуется принцип равенства прав сторон (ст. ст. 15, 244 УПК РФ). При этом подозреваемый, обвиняемый и потерпевший имеют соответствующий правовой статус исходя из их фактического положения, который лишь процессуально оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда .
———————————
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. N 11-П, Определения от 22 января 2004 г. N 119-О, 18 января 2005 г. N 131-О, 24 ноября 2005 г. N 431-О, 17 ноября 2011 г. N 1555-О-О // .

2. Согласно комментируемой статье из числа иных участников уголовного судопроизводства, перечисленных в гл. 8 УПК РФ и имеющих право заявить ходатайство, указан только эксперт. Имеет право подавать ходатайство также представитель администрации организации.

3. Между тем перечень упомянутых в ст. 119 УПК РФ субъектов не является исчерпывающим. Наряду с ним действующим Кодексом закреплено право заявить ходатайство законным представителем гражданского истца, частного обвинителя (ч. 3 ст. 45); свидетелем (п. п. 5, 7 ч. 4 ст. 56); кандидатом в присяжные заседатели (ч. ч. 5 и 6 ст. 328); близким родственником осужденного (ч. 3 ст. 398); осужденным, его защитником, законным представителем (ч. 3 ст. 398 и ч. ч. 1, 2 ст. 399); реабилитированным лицом (п. 1 ч. 1 ст. 399); лицом, отбывшим наказание (ч. ч. 1 и 5 ст. 400); администрацией психиатрического стационара, а также лицом, к которому применена принудительная мера медицинского характера, его защитником или законным представителем (ч. 1 ст. 445).

4. Не отражена в комментируемой статье возможность заявить ходатайство самими следователем и дознавателем. На основании ч. 3 ст. 144 УПК РФ они вправе ходатайствовать о продлении срока проверки сообщения о преступлении, а начальник подразделения органа дознания — вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 4 ч. 1 ст. 40.1 УПК РФ).

5. Ряд следственных действий (ст. 165 УПК РФ), избрание и продление некоторых видов меры пресечения (ст. ст. 107 — 109 УПК РФ), а также применение иных мер процессуального принуждения (ст. ст. 114, 115 УПК РФ) производится на основании судебных решений, вынесенных по результатам рассмотрения ходатайств следователя с согласия руководителя следственного органа или ходатайства дознавателя с согласия прокурора.

6. Не указано в ч. 1 настоящей статьи Кодекса право прокурора на заявление ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей по делу, поступившему с обвинительным заключением (ч. 8.1 ст. 109), о возбуждении перед вышестоящим прокурором мотивированного ходатайства о продлении срока рассмотрения поступившего с обвинительным заключением уголовного дела до 30 суток (ч. 1.1 ст. 221 УПК РФ). Например, военный прокурор Центрального военного округа возбудил перед заместителем Генерального прокурора — Главным военным прокурором ходатайство о продлении срока рассмотрения поступившего от следователя уголовного дела с обвинительным заключением, которое было удовлетворено, и срок рассмотрения упомянутых процессуальных документов продлен до 30 суток .
———————————
См.: Надзорное производство по уголовному делу N 10/25/0007-2014 // Архив Главной военной прокуратуры.

7. С ходатайством могут обратиться иные лица, права и законные интересы которых затронуты в ходе досудебного или судебного производства.

8. Ходатайства направляются для производства процессуальных действий и (или) принятия процессуальных решений. Их целью являются:

1) установление обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела;

2) обеспечение прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство, или его представителя.

9. К первым, имеющим значение для дела обстоятельствам, помимо обстоятельств, входящих в предмет доказывания (ст. 73 УПК РФ), относятся те, которые влияют на сбор, оценку и проверку доказательств, а также принятие процессуальных решений. Так, постановлением следователя удовлетворено ходатайство обвиняемого М. о приобщении к материалам уголовного дела документов, характеризующих личность последнего, т.е. обстоятельства, подлежащего согласно п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК РФ доказыванию .
———————————
См.: Надзорное производство по уголовному делу N 05/25/0126-14 // Архив военной прокуратуры Хабаровского гарнизона военной прокуратуры Восточного военного округа.

10. Вторая группа ходатайств направлена на обеспечение и реализацию прав и законных интересов участников процесса. Например, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ отменен приговор суда первой инстанции об осуждении М. за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 6 ст. 290 УК РФ, в связи с неудовлетворением ходатайства подсудимого о представлении достаточного времени для подготовки в судебных прениях совместно с защитником. Тем самым было нарушено право М. на защиту, что в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ является существенным нарушением уголовно-процессуального закона .
———————————
Определение СК по УД ВС РФ N 78-АПУ13-28 // Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2013 г. Утвержден Президиумом ВС Российской Федерации 5 февраля 2014 г.

11. Ходатайства, направленные на реализацию законных прав и интересов лица, его заявившего, или его представителя, не обязательно должны непосредственно входить в предмет доказывания по делу. Так, в Главное военное следственное управление Следственного комитета РФ обратилась с ходатайством гражданка Б. с просьбой возвратить изъятые из банковской ячейки денежные средства и материальные ценности, которые не имели никакого отношения к расследованию уголовного дела. Данное ходатайство следователем было удовлетворено и ценности возвращены заявителю.

12. Как правило, ходатайства заявляются с просьбой переквалифицировать деяния подозреваемого или обвиняемого, провести следственные действия и экспертные исследования, в том числе обследование состояния здоровья указанных участников процесса, приобщить к материалам дела различные документы, признать отдельные доказательства недопустимыми и т.п.

13. Согласно ч. 2 комментируемой статьи адресатом ходатайства является дознаватель, следователь и суд. Прокурор, руководитель следственного органа и начальник органа дознания в этот круг не вошли. Вместе с тем уголовно-процессуальным законом предусмотрен ряд процедур, при которых оформляемые документы имеют форму ходатайства и направляются в адрес прокурора. В соответствии со ст. 88 УПК РФ прокурор наряду со следователем и дознавателем вправе по ходатайству подозреваемого или обвиняемого признать доказательство недопустимым. Он же по ходатайству дознавателя продлевает до 30 суток срок проверки на основании ч. 3 ст. 144 УПК РФ. К прокурору обращаются с ходатайством о вручении копии обвинительного заключения в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 222 УПК РФ. Согласно ст. 317.1 УПК РФ подозреваемым или обвиняемым в письменном виде подается на имя прокурора ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. В течение трех суток оно подлежит рассмотрению (ст. 317.2). Например, обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ, Л. обратился с ходатайством о заключении с ним досудебного соглашения о сотрудничестве. По результатам рассмотрения ходатайства в его удовлетворении военным прокурором гарнизона было отказано .
———————————
См.: Надзорное производство по уголовному делу N 05/42/0035-14 // Архив 318 военной прокуратуры гарнизона военной прокуратуры Восточного военного округа.

14. В тех случаях, когда уголовное дело принимается к своему производству руководителем следственного органа и начальником подразделения органа дознания, на основании соответственно ч. 2 ст. 39 и ч. 2 ст. 40.1 УПК РФ ходатайства разрешаются непосредственно указанными лицами.

15. Необходимо иметь в виду, что в ряде ситуаций УПК РФ обязывает дознавателя, следователя или суд разъяснить подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему право на заявление ходатайства. Например, о проведении экспертизы в другом экспертном учреждении и о привлечении других экспертов и постановке на их разрешении дополнительных вопросов (ч. 1 ст. 198), о назначении повторной или дополнительной экспертизы (ч. 1 ст. 206). Также подозреваемому должно быть разъяснено право ходатайствовать о проведении дознания в сокращенной форме (ст. 226.4 УПК РФ), обвиняемому при ознакомлении с материалами уголовного дела — право ходатайствовать о рассмотрении в предусмотренных законом случаях дела с участием присяжных заседателей, о рассмотрении коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции, о применении особого порядка судебного разбирательства, о проведении предварительных слушаний (ч. 5 ст. 217 УПК РФ). Несоблюдение данных требований может повлечь за собой возможность принятия решения о признании процессуального решения или действия незаконным, поскольку они ущемляют права участников процесса.

16. Частью 3 комментируемой статьи среди других участников процесса выделен государственный обвинитель как субъект права заявить ходатайства при судебном разбирательстве дела. Эти полномочия реализуются им на стадиях подготовки к судебному разбирательству, при производстве в суде первой, второй и кассационной инстанции. Письменное ходатайство государственного обвинителя приобщается к уголовному делу, устное заносится в протокол следственного действия или судебного заседания. При заявлении ходатайства в ходе судебного заседания должен быть соблюден порядок и регламент его проведения, предусмотренный ст. 257 УПК РФ. В суде первой инстанции заявление ходатайства о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов или об исключении доказательств допускается после разъяснения прав участникам процесса (ст. 271 УПК РФ). В суде второй и кассационной инстанции право на заявление ходатайства разъясняется после открытия судебного заседания, объявления состава суда и сторон (ч. 2 ст. 389.13, ч. 4 ст. 401.13 УПК РФ). Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» определено, что поскольку согласно п. 47 ст. 5 УПК РФ потерпевший, его законный представитель и представитель относятся к участникам судопроизводства со стороны обвинения, суд вправе при наличии к тому оснований удовлетворить ходатайство государственного обвинителя в судебном заседании о предоставлении ему возможности согласовать свою позицию с этими лицами (п. 14) .
———————————
.

Читать еще:  Важные документы человека

17. Деятельность государственных обвинителей помимо уголовно-процессуального закона регламентирована Приказом Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. N 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства». В упомянутом Приказе предписывается уделять должное внимание к рассмотрению ходатайства об исключении доказательств, о возвращении дела прокурору, о прекращении уголовного дела или уголовного преследования (п. 4.2); в необходимых случаях ходатайствовать о представлении времени для подготовки и обоснования своей позиции (п. 5); при изменении объема обвинения ходатайствовать о перерыве в судебном заседании для предоставления возможности стороне защиты подготовиться к новому обвинению (п. 7); в суде апелляционной инстанции излагать обоснование ходатайства об исследовании новых доказательств, в случае заявления ходатайств о вызове в судебное заседание новых свидетелей, экспертов и специалистов в представлении указывать их место жительства и (или) место нахождения (п. 16); в случае пропуска срока принесения кассационного и надзорного представлений ходатайствовать при наличии уважительных причин о его восстановлении (п. 21); и др.

Определение Верховного Суда РФ от 03.07.2007 N 74-о07-23 Ходатайство об отводе государственного обвинителя удовлетворено правомерно, поскольку общение прокурора со свидетелями во внепроцессуальной форме является достаточным основанием полагать, что с его стороны имело место проявление необъективности, а также личной заинтересованности в исходе дела.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 3 июля 2007 г. N 74-о07-23

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Разумова С.А.,

судей Зыкина В.Я. и Глазуновой Л.И.

рассмотрела в судебном заседании от 3 июля 2007 года кассационное представление государственного обвинителя Петрова И.Е. и кассационную жалобу подсудимого Б.Г.А. на постановление судьи Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 31 января 2007 года, которым принято решение об отводе государственного обвинителя помощника Якутского природоохранного прокурора Федорова Е.В. от дальнейшего участия в производстве по уголовному делу, а также отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты об отводе прокуроров Петрова И.Е. и Наумовой Т.Н.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда

Российской Федерации Зыкина В.Я., выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Шаруевой М.В., не поддержавшей кассационное представление, а также возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы подсудимого Б.Г.А., судебная коллегия

в производстве Верховного суда Республики Саха (Якутия) находится уголовное дело по обвинению Х.С.С., С.П.П., Г.С.В., М.В.В., Г.Н.А., Н.И.М., П.Р.Р., Е.В.В., Н.М.М., З.А.Е., Б.Г.А., М.И.В., Г.И.П. — обвиняемых в совершении ряда преступлений.

В ходе судебного следствия подсудимым Г.Н.А. было заявлено ходатайство (поддержанное другими подсудимыми и их защитниками) об отводе государственных обвинителей Федорова Е.В., Петрова И.Е. и Наумовой Т.Н. ввиду их необъективности, выразившейся в том, что до начала допросов свидетелей государственные обвинители “их обрабатывают“, то есть оказывают на них давление, в нарушение процедуры, предусмотренной уголовно-процессуальным законом, знакомят свидетелей с их показаниями, данными во время предварительного следствия. Ходатайство об отводе государственного обвинителя Федорова Е.В. судьей удовлетворено, а в удовлетворении ходатайства об отводе Петрова И.Е. и Наумовой Т.И. — отказано.

Государственным обвинителем Петровым И.Е., как старшим группы государственных обвинителей, поддерживающих обвинение подсудимых в суде, принесено кассационное представление, в котором он просит отменить постановление судьи об отводе государственного обвинителя — помощника прокурора Федорова Е.В. как незаконное и необоснованное. По мнению государственного обвинителя Петрова И.Е., государственным обвинителем Федоровым Е.В. не допущены нарушения уголовно-процессуального закона, и законных оснований для его отвода не имеется.

Б.Г.А. подана кассационная жалоба на постановление судьи, в которой он выражает несогласие с решением судьи об отклонении ходатайства об отводе двух других государственных обвинителей по делу: Петрова И.Е. и Наумовой Т.И., считая, что они также заинтересованы в исходе дела, оказывают давление на свидетелей, нарушают закон и проявляют необъективность в ходе судебного разбирательства дела.

Адвокатом Павловым П.В. (защитником подсудимого Х.С.С.), адвокатом Михайловым А.К. (защитником подсудимого М.В.В.), адвокатом Егоровой Т.И. (защитником подсудимого М.И.В.), и подсудимым Б.Г.А. поданы возражения на кассационное представление государственного обвинителя Петрова И.Е., в которых они высказывают несогласие с доводами представления и просят оставить его без удовлетворения.

Государственным обвинителем Наумовой Т.И. поданы возражения на кассационную жалобу подсудимого Б.Г.А., в которых государственный обвинитель возражает против доводов жалобы и просит отказать в ее удовлетворении.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных представления и жалобы, а также возражений на них, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены постановления судьи.

Принимая решение об отводе государственного обвинителя Федорова Е.В., судья обоснованно руководствовался требованиями ст. 61 ч. 2 УПК РФ, согласно которой лица, указанные в части первой настоящей статьи, в том числе и прокурор, не могут участвовать в производстве по уголовному делу также в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что они лично, прямо или косвенно, заинтересованы

в исходе данного уголовного дела.

Как установлено судьей, и это не оспаривается в кассационном представлении, в результате допроса в суде свидетелей Афонской Н.П. и Эверстова Ф.Д. выяснилось, что по прибытии свидетелей 29 января 2007 г. в здание Верховного суда РС (Я) по судебной повестке, до начала их допроса в судебном заседании, они были приглашены прокурором Федоровым Е.В. к нему в кабинет, где он дал им прочитать их показания, которые они давали во время предварительного следствия, чтобы они вспомнили свои показания. Афонская прочитала, а Эверстов — читать показания не стал.

Такое поведение государственного обвинителя Федорова вызвало обоснованные сомнения у стороны защиты в его объективности и беспристрастности.

Судья, удовлетворяя ходатайство стороны защиты об отводе государственного обвинителя, обоснованно исходил из того, что общение прокурора Федорова Е.В. со свидетелями во внепроцессуальной форме при указанных обстоятельствах является достаточным основанием полагать о проявлении необъективности с его стороны, а также о личной заинтересованности в исходе дела.

Доводы кассационного представления о том, что государственный обвинитель Федоров Е.В. действовал в рамках закона, не нарушая его — неосновательны.

Порядок исследования показаний свидетеля, данных им на предварительном следствии, в том числе и оглашение его показаний, предусмотрен Уголовно-процессуальным кодексом РФ, в частности статьей 281 УПК РФ.

В установленной уголовно-процессуальным законом процедуре допроса свидетеля стороны обвинения или защиты непосредственно

в судебном заседании реализуются принцип состязательности сторон, предусмотренный ст. 15 УПК РФ, а также обеспечивается участникам судебного разбирательства равное право на допрос свидетеля в суде.

Иная форма общения участников процесса с вызванными в суд для дачи показаний свидетелями, тем более одной из сторон (в данном случае стороны обвинения в кабинете прокурора) вызывает обоснованное сомнение в беспристрастности и объективности таких лиц.

Согласно ст. 246 ч. 7 УПК РФ государственный обвинитель правомочен не только поддерживать обвинение в суде, но и отказаться от обвинения, если в ходе судебного разбирательства придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение.

Как указано в части 2 ст. 6 УПК РФ, уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечает назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания.

Таким образом, по смыслу уголовно-процессуального закона, прокурор в ходе судебного разбирательства дела не вправе совершать действий, не предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом, которые могут поставить под сомнение его объективность как должностного лица, уполномоченного в пределах его компетенции, установленной законом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также поддерживать в суде государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность.

Доводы кассационной жалобы подсудимого Б.Г.А. о необъективности и личной заинтересованности в исходе дела других

государственных обвинителей: Петрова И.Е. и Наумовой Т.И. — неосновательны, поскольку таких обстоятельств судьей не установлено.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

Постановление судьи Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 31 января 2007 года об отводе государственного обвинителя Федорова Е.В., а также об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты об отводе государственных обвинителей Петрова И.Е. и Наумовой Т.И. оставить без изменения, а кассационные представление государственного обвинителя и жалобу подсудимого Б.Г.А. — без удовлетворения.

Дело № 78-АПУ13-5СП

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

СудВерховный Суд Российской Федерации
Дата решения6 мая 2013 г., Определение
ИнстанцияСудебная коллегия по уголовным делам, апелляция
КатегорияУголовные дела
ДокладчикЛизунов Валерий Михайлович
Электронная копия решенияСкачать
Решение
г. Москва6 мая 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоИванова Г.П.
судейМикрюкова В.В., Лизунова В.М.
при секретареКочкине Я.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственных обвинителей Ефименко СП. и Лихачева Ю.М. на приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 17 января 2013 г., по которому ТЮРИН С Н , несудимый, оправдан по ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 105 ч. 2 п. «з» УК РФ за непричастностью к его совершению.

На основании ст. 133 УПК РФ за Тюриным С.Н. признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Лизунова В.М., выступление прокурора Федченко Ю.А., поддержавшей доводы представления, адвокатов Логвиненко Б.В. и Баранова А.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия, 2

установила:

при изложенных в обвинении обстоятельствах, Тюрин обвинялся в соучастии в форме подстрекательства и пособничества в убийстве Р по найму.

На основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей в отношении Тюрина постановлен оправдательный приговор.

В апелляционном представлении и дополнении государственные обвинители Ефименко СП. и Лихачев Ю.М. просят приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда. При этом указывают, что приговор суда является незаконным и необоснованным, подлежит отмене в связи с несоблюдением процедуры судопроизводства, существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые существенно ограничили гарантированные УПК РФ права стороны обвинения на представление доказательств, и которые повлияли на содержание ответов на поставленные перед присяжными вопросы при вынесении оправдательного вердикта.

Подсудимым Тюриным и адвокатом Логвиненко в нарушение требований ч.ч. 7, 8 ст. 335 УПК РФ, несмотря на возражения стороны обвинения и неоднократные замечания председательствующего, многократно доводились до сведения присяжных заседателей данные о личности Тюрина, а также указания на то, что свидетели обвинения неоднократно судимы, в отношении их расследуется уголовное дело об убийстве, в связи с чем они заинтересованы в сотрудничестве со стороной обвинения, а также делались многократные попытки опорочить действия следователя и стороны обвинения.

Адвокат Логвиненко Б.В. уже с самого начала вступительного заявления начал формировать у коллегии присяжных заседателей негативное отношение к работе следователя. Выступление было прервано председательствующим, после чего адвокат Логвиненко Б.В. заявил: «Я говорю о том, что эти люди будут вам врать» (т. 7 л.д. 212).

Также во вступительном заявлении адвокат Логвиненко Б.В. неоднократно пытался ввести коллегию присяжных заседателей в заблуждение, заявляя, что он и Тюрин трижды просили провести его допрос с применением полиграфа, на замечание председательствующего представил присяжным заседателям ложную информацию о том, что существует практика Верховного Суда РФ по применению полиграфа (т. 7 л.д. 213) и что какой-то человек был 3 осуждён на 5 лет только на основании информации, полученной при использовании полиграфа (т. 7 л.д. 214).

Завершая вступительное заявление, адвокат Логвиненко Б.В. заявил, что «данное дело сфальсифицировано и не доказано».

Допущенные нарушения напрямую повлияли на содержание ответов на поставленные перед присяжными вопросы при вынесении оправдательного вердикта.

В ходе судебного следствия адвокат продолжал допускать нарушения закона, ссылался на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании и по закону не могли быть представлены коллегии присяжных заседателей, доносил до сведения присяжных заседателей компрометирующую информацию о личностях свидетелей обвинения, в том числе не соответствующую действительности, пытался опорочить сторону обвинения. В ряде случаев вопросы, задаваемые адвокатом Логвиненко Б.В., содержали в себе информацию, призванную оказать на присяжных заседателей незаконное воздействие и повлиять на их ответы на вопросы вопросного листа.

Так, в ходе допроса свидетеля А адвокат Логвиненко Б.В. спросил его: «К тому моменту вас уже признал виновным суд присяжных?».

Несмотря на то, что председательствующий прервал его, информация о судимости А уже прозвучала и могла вызвать у присяжных заседателей недоверие к словам свидетеля (т. 7 л.д. 241). Тут же он сослался на явку с повинной А которая не была оглашена (т. 7 л.д. 241), на приговор, вынесенный по другому делу (т. 7 л.д. 247), на показания, данные свидетелем К по другому уголовному делу и в другом процессуальном статусе (т. 8 л.д. 30), оказывал незаконное давление на свидетеля К (т.

8 л.д. 36). Вопросы, задаваемые адвокатом Логвиненко Б.В. свидетелю защиты З содержали в себе информацию, призванную опорочить перед присяжными заседателями как свидетеля А так и содержание его показаний (т. 8 л.д. 56, 58, 59).

Свидетелем защиты М была озвучена перед присяжными ложная информация о том, что с ними через оперативного сотрудника полиции пытался встретиться государственный обвинитель, что было обоснованно расценено председательствующим как провокация и попытка очернить государственного обвинителя (т. 8 л.д. 81).

Защитой и Тюриным были озвучены не соответствующие действительности сведения о том, что Тюрин официально работал и получал легальный доход от деятельности ООО « », а свидетели обвинения А и К по указанию свидетеля О отбирали у него эти доходы. Тем самым присяжные заседатели были введены в 4 заблуждение стороной защиты. Обвинение было лишено возможности опровергнуть ложные сведения, представленные коллегии присяжных, так как суд отклонил ходатайство государственного обвинителя о приобщении к материалам уголовного дела учредительных документов ООО « » для опровержения позиции защиты в связи с тем, что запрос о получении был подписан следователем, а не прокурором, (т. 8 л.д. 122-123). Данное решение суда не основано на законе, так как представленные документы были надлежащим образом оформлены, имели все необходимые реквизиты.

Требования УПК РФ при получении этого доказательства нарушены не были, основания для признания его недопустимым доказательством, предусмотренные ст. 75 УПК РФ, отсутствуют. Заявленное после этого ходатайство о представлении коллегии присяжных для обозрения указанных документов было также отклонено председательствующим.

Это повлияло на формирование мнения присяжных заседателей о виновности подсудимого и на содержание ответов на поставленные перед присяжными вопросы при вынесении оправдательного вердикта.

В возражениях на представление Тюрин С.Н., не соглашаясь с его доводами, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы представления, Судебная коллегия находит оправдательный приговор суда с участием присяжных заседателей подлежащим отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства по следующим основаниям.

Согласно требованиям закона защитник во вступительном заявлении высказывает согласованную с подсудимым позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представленных им доказательств (ч. 3 ст. 335 УПК РФ).

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ (ч. 7 ст. 335 УПК РФ).

Данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Запрещается исследовать данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого (ч. 8 ст. 335 УПК РФ).

Эти требования закона, о чём обоснованно указывается в представлении, председательствующим судьёй не выполнены. 5 Так, адвокат Логвиненко во вступительном заявлении сказал, что «как такового следствия вообще не проводилось . эти люди будут вам врать . Часть материалов вообще следователь не положил в основу и тщательно от нас скрывал . данное дело сфальсифицировано и не доказано . », то есть формировал у присяжных предвзятое отношение к следователю, стороне обвинения и представленным доказательствам.

Адвокатом также, вопреки требованиям закона, доводились до сведения присяжных заседателей данные о личности Тюрина, негативная информация о свидетелях обвинения, в отношении которых расследуется уголовное дело об убийстве, ссылался на доказательства, которые не исследовались и не могли быть исследованы.

В ходе допроса свидетеля обвинения А адвокат Логвиненко с участием коллегии присяжных заседателей выяснял у него его отношение и причастность к убийству Р , виновность и явку с повинной, «. вас уже признал виновным суд присяжных?».

У свидетеля З выяснял, «после вердикта присяжных какой срок запросили А и какой дали реально?».

Свидетель М сообщил присяжным заседателям о том, что государственный обвинитель хочет с ним встретиться, о чём ему стало известно по телефону от человека, представившегося сотрудником по борьбе с организованной преступностью.

В представлении обоснованно указано, что судом допущены также нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора на представление доказательств, поскольку государственному обвинителю было отказано в приобщении к материалам дела документов ООО « » или их обозрении для опровержения позиции защиты о месте работы подсудимого Тюрина, что имело значение для оценки показаний свидетелей.

Председательствующий судья неоднократно прерывал адвоката Логвиненко в связи с нарушением им уголовно-процессуального закона во время судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, однако он продолжал оказывать незаконное воздействие на присяжных.

При таких данных Судебная коллегия находит указанные нарушения уголовно-процессуального закона существенными, поскольку они ограничили право прокурора на представление доказательств, а также повлияли на содержание данных присяжными заседателями ответов на поставленные перед ними вопросы, в связи с чем в силу требований ст. 389-25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение. 6 На основании изложенного и руководствуясь ст. 389-13, 389-20 ч. 1 п. 4, 389-25, 389-28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 17 января 2013 г. в отношении Тюрина С Н отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии судебного разбирательства.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector