0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фактическая ошибка в предмете преступления

Ошибка и ее уголовно-правовое значение

Под субъективной ошибкой в уголовном праве понимается за­блуждение лишь относительно фактических обстоятельств, опре­деляющих характер и степень общественной опасности совершае­мого деяния, либо относительно юридической характеристики деяния.

В зависимости от характера неправильных представлений субъекта различаются:

  • юридическая ошибка;
  • фактическая ошибка.

Юридическая ошибка

Юридическая ошибка — это неправильная оценка виновным юридической сущности или юридических последствий совершае­мого деяния. Принято различать следующие виды юридической ошибки:

  • ошибка в уголовно-правовом запрете;
  • мнимое преступление;
  • неправильное представление лица о юридических послед­ствиях совершаемого преступления.

Ошибка в уголовно-правовом запрете, т.е. неверная оценка лицом совершаемого им деяния как уголовно не наказуемого, то­гда как в действительности оно в соответствии с законом признает­ся преступлением. Ошибка подобного рода не исключает умыш­ленной вины, поскольку незнание закона не равнозначно отсут­ствию сознания общественной опасности и не может служить оправданием лица, совершившего деяние, запрещенное уголов­ным законом.

Мнимое преступление — это ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как пре­ступного, тогда как на самом деле закон не относит его к преступ­лениям. В подобных случа­ях деяние не обладает свойствами общественной опасности и противоправности, поэтому уголовная ответственность исклю­чается. Например, «похищение» автомобильных покрышек, вы­брошенных из-за износа, не является преступным из-за отсутст­вия объекта посягательства, поэтому в нем нет и вины в ее уголов­но-правовом значении.

Неправильное представление лица о юридических послед­ствиях совершаемого преступления : о его квалификации, виде и размере наказания, которое может быть назначено за соверше­ние этого деяния. Такая ошибка не влияет на форму вины и на уголовную ответственность.

Фактическая ошибка

Фактическая ошибка — это неверное представление лица о фактических обстоятельствах совершаемого деяния. Практиче­ское значение имеет лишь существенная фактическая ошибка, ко­торая касается обстоятельств, имеющих значение признака соста­ва преступления.

В зависимости от содержания неправильных представлений, т.е. от предмета неверных восприятий и оценок, принято разли­чать следующие виды фактической ошибки:

  • в объекте посяга­тельства;
  • в характере действия или бездействия;
  • в тяжести по­следствий;
  • в развитии причинной связи;
  • в обстоятельствах, отяг­чающих ответственность.

Ошибка в объекте — это неправильное представление лица о социальной и юридической сущности объекта посягательства. При наличии такого рода ошибки преступление должно квали­фицироваться в зависимости от направленности умысла. Примером подмены объекта является попытка похищения из аптеки наркотикосодержащих препаратов, в результате которой оказываются похищенными лекарственные средства, наркотического действия не имеющие. Квалификация подобных преступлений связывается с применением юридической фикции: несмотря на то, что лицо совершило оконченное преступление (кражу), его действия расцениваются как неоконченное посягательство на первоначально задуманный объект (покушение на хищение наркотических средств). От ошибки в объекте необходимо отличать ошибку в предмете пося­гательства и в личности потерпевшего. Эти виды ошибки не влия­ют ни на форму вины, ни на квалификацию преступления (если, конечно, с подменой предмета посягательства или личности по­терпевшего не меняется объект преступления).

Ошибка в характере совершаемого действия (или бездействия) может быть двоякого рода:

  1. Лицо неправильно оценивает свои действия как об­щественно опасные, тогда как они не обладают этим свойством. Такая ошибка не влияет на форму вины (деяние остается умыш­ленным), но ответственность наступает не за оконченное преступ­ление, а за покушение на него, поскольку преступное намерение не было реализовано. Например, сбыт иностранной валюты, кото­рую виновный ошибочно считает фальшивой, составляет покуше­ние на сбыт поддельных денег (ч. 3 ст. 30 и ст. 186 УК РФ).
  2. Лицо ошибочно считает свои действия правомер­ными, не осознавая их общественной опасности (например, лицо убеждено в подлинности денег, которыми расплачивается, но они оказываются фальшивыми). Такая ошибка устраняет умысел, а если деяние признается преступным только при умышленном его совершении, то исключается и уголовная ответственность. Если же деяние признается преступным и при неосторожной форме вины, то ответственность наступает только при условии, что лицо должно было и могло осознавать общественную опас­ность своего деяния, т.е. при виновной ошибке.

Ошибка относительно общественно опасных последствий может касаться либо качественной, либо количественной характеристи­ки этого объективного признака. Ошибка относительно качества , т.е. характера общественно опасных последствий, может состоять в предвидении таких по­следствий, которые в действительности не наступили, либо в не­предвидении таких последствий, которые фактически наступили. Такая ошибка исключает ответственность за умышленное причи­нение фактически наступивших последствий, но может влечь от­ветственность за их причинение по неосторожности, если таковая предусмотрена законом. Деяние, повлекшее не те последствия, которые охватывались умыслом субъекта, квалифицируется как покушение на причинение последствий, предвиденных винов­ным, и, кроме того, как неосторожное причинение фактически наступивших последствий. Ошибка относительно тяжести общественно опасных последст­вий означает заблуждение в их количественной характеристике . При этом фактически причиненные последствия могут оказаться либо более, либо менее тяжкими по сравнению с предполагаемыми. В тех случаях, когда уголовная ответственность зависит от тя­жести последствий, лицо, допускающее ошибку относительно этого признака, должно нести ответственность в соответствии с направленностью умысла.
Например, попытка совершить квартирную кражу в крупном размере, неудавшаяся из-за невозможности вскрыть домашний сейф, должна квалифицироваться по ч. 3 ст. 30 и п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Наступление более тяжкого последствия , чем субъект имел в виду, исключает ответственность за его умышленное причине­ние .

Ошибка в развитии причинной связи означает неправильное понимание виновным причинно-следственной зависимости ме­жду его деянием и наступлением общественно опасных послед­ствий.
Если последствие, охватываемое умыслом, хотя фактически и наступило, но явилось результатом не тех действий, которыми ви­новный намеревался его причинить, а других его действий, ошибка в причинной связи влечет изменение квалификации деяния.
У. и Л. с целью кражи проникли в дом, но, обнаружив там пре­старелого Ю. и стремясь избавиться от свидетеля, нанесли ему два ножевых удара в область сердца. Похитив ценные вещи, они подожгли дом, где оставался Ю., которого преступники считали уже мертвым. Но оказалось, Ю. был лишь тяжело ранен и погиб только при пожаре. Ошибка У. и Л. относительно причины смер­ти Ю. породила совокупность этих двух преступлений против личности: покушение на убийство с целью скрыть другое престу­пление (ст. 30 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и причинение смерти по неосторожности (ст. 109), помимо ответственности за хищение.

Ошибка в обстоятельствах, отягчающих ответственность, за­ключается в ошибочном представлении об отсутствии таких об­стоятельств, когда они имеются, либо о наличии их, когда факти­чески они отсутствуют. В этих случаях ответственность определя­ется содержанием и направленностью умысла. Если виновный считает свое деяние совершенным без отягчающих обстоятельств, то ответственность должна наступать за основной состав данного преступления. И наоборот, если винов­ный был убежден в наличии отягчающего обстоятельства, кото­рое на самом деле отсутствовало, деяние должно квалифициро­ваться как покушение на преступление, совершенное при отяг­чающих обстоятельствах.

С фактической ошибкой внешне сходно отклонение дейст­вия, когда по причинам, не зависящим от воли виновного, вред причиняется не тому, на кого направлено посягательство, а дру­гому лицу.
Например, А. с целью убийства стреляет из ружья в Б., но по­падает в В. и убивает его. Выстрел в Б. образует состав покушения на убийство независимо от того, попала ли пуля в В. или в дерево. Однако А. совершает еще одно преступление — причинение смер­ти В. по неосторожности. Поэтому случай отклонения действия всегда образует совокупность двух преступлений — покушения на совершение намеченного преступления и причинения по неосто­рожности вреда другому лицу (разумеется, при наличии неосто­рожной вины по отношению к этому последствию).

Читать еще:  Уголовно правовой рецидив преступлений

Российское уголовное право

Ошибка и ее уголовно-правовое значение

При совершении преступления лицо может ошибаться в тех или иных его обстоятельствах. Ошибка может влиять на содержание вины, а значит, и на пределы уголовной ответственности. Поэтому нужно знать, что такое ошибка.

В уголовно-правовой литературе имеются различные определения ошибки. Общим недостатком этих понятий является то, что в этих дефинициях акцент делается на каком-то одном из аспектов, присущих ошибке. В самом обобщенном виде ошибка — это заблуждение лица относительно объективных свойств общественно опасного деяния, которые характеризуют его как преступление. При этом заблуждение возможно лишь в отношении объективных признаков, поскольку вина, как признак преступления сама является продуктом этого заблуждения.

Отсюда ошибка — это заблуждение лица относительно характера и степени общественной опасности совершаемого деяния и его уголовной противоправности. В юридической литературе специалисты первый вид ошибки чаще всего именуют фактической ошибкой, а второй — юридической ошибкой.

В свою очередь ошибку в отношении характера и степени общественной опасности (фактическую ошибку) и ошибку в отношении противоправности (юридическую ошибку) можно подразделить на подвиды. В рамках первой ошибки можно выделить: ошибку в объекте, в предмете, в личности потерпевшего, в способе совершения преступления, в средствах преступления, в характере последствий, в причинной связи, в квалифицирующих (особо квалифицирующих) обстоятельствах.

Ошибка в объекте — это заблуждение, когда лицо полагает, что посягает на одни общественные отношения, а фактически затрагиваются другие. Эта ошибка не меняет формы вины, но она предопределяет ее содержание. Например, лицо полагает, что посягает на жизнь работника правоохранительных органов, а реально вред причиняется обычному гражданину. При ошибке в объекте действия виновного квалифицируются исходя из его намерений. В нашем примере — это преступление против порядка управления. Но поскольку эти общественные отношения фактически не пострадали, то действия виновного расцениваются как покушение на это преступление (ст. 317 УК РФ).

Ошибка в предмете посягательства — это заблуждение в отношении свойств и материально выраженных характеристик предметов в рамках тех общественных отношений, на которые посягало лицо.

Ошибка в предмете может быть:

  1. ошибкой в отношении отсутствующего предмета (вскрыл сейф, а там бумага, а не деньги), в этом случае действия виновного квалифицируются как покушение на кражу;
  2. ошибкой относительно качества предмета (ошибка этого рода имеет место тогда, когда происходит посягательство на «негодный» предмет или на предмет не в том объеме или размере, с которыми законодатель связывает пределы ответственности; например, лицо совершает действие по хищению в крупном размере, а фактически изымает пять тысяч рублей; при такой ошибке действия виновного квалифицируются исходя из его намерений — как покушение на кражу в крупных размерах;
  3. ошибкой в равноценном предмете; она не изменяет квалификации, если вместо мешка сахара похищен мешок муки.

Ошибка в личности потерпевшего заключается в том, что, заблуждаясь, лицо причиняет вред другому лицу. Ошибка подобного рода, как правило, не изменяет квалификацию. Какая, например, разница если по ошибке вместо П. убивают С. Однако в отдельных случаях, когда с личностью потерпевшего связывают особые условия, ошибка в отношении их исключает вину и уголовную ответственность. Если виновный ошибся в отношении возраста привлекаемого соучастника, то ему нельзя вменять ст. 150 УК РФ.

Ошибка в способе совершения преступления заключается в том, что лицо заблуждается относительно особенностей тех приемов, которые использует при совершении преступления. Она порой меняет уголовно-правовую оценку (квалификацию) преступления. Так, если лицо полагало, что оно тайно изымает имущество, а фактически присутствующие видели, что имущество похищается, квалификация осуществляется. Исходя из того, какой способ изъятия охватывался сознанием виновного — кража.

Ошибка в средствах преступления — это заблуждение относительно того «инструментария», с помощью которого совершалось преступление. В процессе совершения преступления наряду с пригодными средствами могут быть использованы по ошибке абсолютно (использование в качестве яда большого количества поваренной соли) или относительно (выстрел с большого расстояния в жертву, да еще слабым зарядом) непригодные средства. Из-за этого результат не наступает, а действия квалифицируются как покушение или приготовление.

Если же используется ничтожное средство, с помощью которого вообще никогда невозможно совершить преступление, в основе которого лежит невежество и суеверие людей, их чрезвычайно низкая грамотность (гадания, нашептывания, заклинания, заговоры и т.п.), то действия, в основе которых лежат подобные средства, уголовно-правового значения не имеют. Они имеют лишь криминологическое значение, так как по своей сути являются стадией формирования обнаружения умысла. В уголовном праве этот вид ошибки изучают при исследовании стадий преступной деятельности — ее называют покушением с ничтожными средствами.

Ошибка в характере последствий преступного деяния — это заблуждение относительно наличия или отсутствия преступных последствий. Лицо, например, считает, что своими действиями уничтожает или повреждает чужое имущество, а фактически этого не происходит. Подобные действия необходимо расценивать как покушение или приготовление к уничтожению имущества.

Ошибка лица в причинной связи — это заблуждение лица в развитии причинной связи между деянием и наступившим результатом. Как правило, ошибка в развитии причинной связи не имеет квалификации содеянного. Так, для уголовного права безразлично, что избитый человек умер не от ударов, как полагал виновный, а от асфиксии, после того как виновный сбросил потерпевшего с моста в реку. Иное значение имеет ошибка в причинной связи, когда, по мнению виновного, предпринимаемые меры должны воспрепятствовать ее развитию. Это особенно характерно для легкомысленного расчета.

Ошибка в квалифицирующих (особо квалифицирующих) обстоятельства — заблуждение лица относительно их наличия или отсутствия. Действия виновного квалифицируются исходя из содержания его намерений. Если же этих квалифицирующих обстоятельств нет в законе, они представлены только в психике виновного, то они не вменяются виновному, действия лица получают правовую оценку без квалифицирующих признаков.

Ошибка лица в отношении уголовной противоправности (юридическая ошибка) — это заблуждение в юридической значимости содеянного, в рамках этой ошибки можно выделить: ошибку в преступности или непреступности совершенного деяния, его квалификации, о виде и размере наказания за содеянное.

Если лицо считает, что оно совершает преступление, а фактически содеянное таковым не является (мнимое преступление), то ответственность за подобные деяния (действия, бездействия) не наступает, поскольку в них нет признака уголовной противоправности.

Может быть и обратная ситуация: лицо полагает, что совершаемое им деяние не считается уголовно-противоправным, а фактически оно уголовно наказуемо. В уголовно-правовой литературе подчеркивается, что в подобных ситуациях нельзя освобождать от уголовной ответственности, а следовательно, торжествует положение о том, что «незнание закона не освобождает от уголовной ответственности».

Это положение очень опасно. Юристы, как нам представляется, Не должны делать подобных заявлений, поскольку зачастую незнание (ошибка) закона как раз может служить и служит подтверждением невиновности лица. Часто мы сталкиваемся с ситуациями подобного рода, когда вновь назначенного руководителя привлекают к уголовной ответственности за халатность и выясняется, что его никто с характером работы не знакомил, инструктаж не проводил, положение о его службе до него не довели и т.д.

Ошибка в квалификации, содеянного состоит в том, что лицо заблуждается в уголовно-правовой оценке своих действий. Например, лицо полагает, что его действия будут квалифицированы по ст. 112 УК (причинение вреда здоровью средней тяжести), а они подпадают под признаки ст. 111 УК (причинение тяжкого вреда здоровью). В подобных ситуациях, по общему правилу, действия виновного будут квалифицированы по фактически содеянному. По ст. 112 УК они могут быть квалифицированы в том случае, когда лицо, нанося удары потерпевшему в силу своего профессионализма, абсолютно уверено, что квалификация будет именно такой.

Читать еще:  Уголовные преступления в россии

Может быть ошибка в отношении вида и размера наказания. Например, лицо полагало, что за содеянное ему может быть назначено наказание до 2 лет лишения свободы, а оно оказалось иным и менее строгим (или наоборот: иным наказанием или таким же, но более строгим). Заблуждение подобного рода не имеет уголовно-правового значения.

В теории уголовного права даются и иные классификации ошибок: извинительные и неизвинительные ошибки; существенные и несущественные; ошибки в плане и ошибки в выполнении.

С учетом значимости признаков для субъективного вменения ошибки можно подразделить на:

  1. ошибки в конструктивных признаках состава;
  2. ошибки в конструктивно-отграничительных признаках;
  3. ошибки в смягчающих и отягчающих наказание обстоятельствах.

Ошибку в отношении характера и степени общественной опасности совершаемых действий (фактическую ошибку) следует отличать от так называемого отклонения объекта воздействия (в юридической литературе называется «отклонения действия»), когда отклоняется объект уголовно-правового воздействия и в силу этого по причинам, не зависящим от воли виновного, вред причиняется другому лицу.

В этом случае фактически образуется совокупность преступлений: покушение на преступление в рамках намерений и неосторожное причинение вреда другому лицу. Наглядным примером этого может служить ситуация, когда виновный в достаточно людном месте целенаправленно стреляет в потерпевшего, но последний резко наклоняется для того, чтобы завязать ботинок. Заряд выстрела попадает в постороннего прохожего, и он умирает. В условиях скопления людей стрелявший должен был и мог предвидеть и такой результат.

Если же по обстоятельствам дела (то же самое, но в глухом лесу) в результате отклонения объекта воздействия нельзя было предвидеть наступившие последствия, то налицо невиновное причинение вреда, что исключает привлечение к ответственности за даже неосторожное причинение вреда.

Ошибка и ее уголовно-правовое значение

Под субъективной ошибкой в уголовном праве понимается за­блуждение лишь относительно фактических обстоятельств, опре­деляющих характер и степень общественной опасности совершае­мого деяния, либо относительно юридической характеристики деяния.

В зависимости от характера неправильных представлений субъекта различаются:

  • юридическая ошибка;
  • фактическая ошибка.

Юридическая ошибка

Юридическая ошибка — это неправильная оценка виновным юридической сущности или юридических последствий совершае­мого деяния. Принято различать следующие виды юридической ошибки:

  • ошибка в уголовно-правовом запрете;
  • мнимое преступление;
  • неправильное представление лица о юридических послед­ствиях совершаемого преступления.

Ошибка в уголовно-правовом запрете, т.е. неверная оценка лицом совершаемого им деяния как уголовно не наказуемого, то­гда как в действительности оно в соответствии с законом признает­ся преступлением. Ошибка подобного рода не исключает умыш­ленной вины, поскольку незнание закона не равнозначно отсут­ствию сознания общественной опасности и не может служить оправданием лица, совершившего деяние, запрещенное уголов­ным законом.

Мнимое преступление — это ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как пре­ступного, тогда как на самом деле закон не относит его к преступ­лениям. В подобных случа­ях деяние не обладает свойствами общественной опасности и противоправности, поэтому уголовная ответственность исклю­чается. Например, «похищение» автомобильных покрышек, вы­брошенных из-за износа, не является преступным из-за отсутст­вия объекта посягательства, поэтому в нем нет и вины в ее уголов­но-правовом значении.

Неправильное представление лица о юридических послед­ствиях совершаемого преступления : о его квалификации, виде и размере наказания, которое может быть назначено за соверше­ние этого деяния. Такая ошибка не влияет на форму вины и на уголовную ответственность.

Фактическая ошибка

Фактическая ошибка — это неверное представление лица о фактических обстоятельствах совершаемого деяния. Практиче­ское значение имеет лишь существенная фактическая ошибка, ко­торая касается обстоятельств, имеющих значение признака соста­ва преступления.

В зависимости от содержания неправильных представлений, т.е. от предмета неверных восприятий и оценок, принято разли­чать следующие виды фактической ошибки:

  • в объекте посяга­тельства;
  • в характере действия или бездействия;
  • в тяжести по­следствий;
  • в развитии причинной связи;
  • в обстоятельствах, отяг­чающих ответственность.

Ошибка в объекте — это неправильное представление лица о социальной и юридической сущности объекта посягательства. При наличии такого рода ошибки преступление должно квали­фицироваться в зависимости от направленности умысла. Примером подмены объекта является попытка похищения из аптеки наркотикосодержащих препаратов, в результате которой оказываются похищенными лекарственные средства, наркотического действия не имеющие. Квалификация подобных преступлений связывается с применением юридической фикции: несмотря на то, что лицо совершило оконченное преступление (кражу), его действия расцениваются как неоконченное посягательство на первоначально задуманный объект (покушение на хищение наркотических средств). От ошибки в объекте необходимо отличать ошибку в предмете пося­гательства и в личности потерпевшего. Эти виды ошибки не влия­ют ни на форму вины, ни на квалификацию преступления (если, конечно, с подменой предмета посягательства или личности по­терпевшего не меняется объект преступления).

Ошибка в характере совершаемого действия (или бездействия) может быть двоякого рода:

  1. Лицо неправильно оценивает свои действия как об­щественно опасные, тогда как они не обладают этим свойством. Такая ошибка не влияет на форму вины (деяние остается умыш­ленным), но ответственность наступает не за оконченное преступ­ление, а за покушение на него, поскольку преступное намерение не было реализовано. Например, сбыт иностранной валюты, кото­рую виновный ошибочно считает фальшивой, составляет покуше­ние на сбыт поддельных денег (ч. 3 ст. 30 и ст. 186 УК РФ).
  2. Лицо ошибочно считает свои действия правомер­ными, не осознавая их общественной опасности (например, лицо убеждено в подлинности денег, которыми расплачивается, но они оказываются фальшивыми). Такая ошибка устраняет умысел, а если деяние признается преступным только при умышленном его совершении, то исключается и уголовная ответственность. Если же деяние признается преступным и при неосторожной форме вины, то ответственность наступает только при условии, что лицо должно было и могло осознавать общественную опас­ность своего деяния, т.е. при виновной ошибке.

Ошибка относительно общественно опасных последствий может касаться либо качественной, либо количественной характеристи­ки этого объективного признака. Ошибка относительно качества , т.е. характера общественно опасных последствий, может состоять в предвидении таких по­следствий, которые в действительности не наступили, либо в не­предвидении таких последствий, которые фактически наступили. Такая ошибка исключает ответственность за умышленное причи­нение фактически наступивших последствий, но может влечь от­ветственность за их причинение по неосторожности, если таковая предусмотрена законом. Деяние, повлекшее не те последствия, которые охватывались умыслом субъекта, квалифицируется как покушение на причинение последствий, предвиденных винов­ным, и, кроме того, как неосторожное причинение фактически наступивших последствий. Ошибка относительно тяжести общественно опасных последст­вий означает заблуждение в их количественной характеристике . При этом фактически причиненные последствия могут оказаться либо более, либо менее тяжкими по сравнению с предполагаемыми. В тех случаях, когда уголовная ответственность зависит от тя­жести последствий, лицо, допускающее ошибку относительно этого признака, должно нести ответственность в соответствии с направленностью умысла.
Например, попытка совершить квартирную кражу в крупном размере, неудавшаяся из-за невозможности вскрыть домашний сейф, должна квалифицироваться по ч. 3 ст. 30 и п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Наступление более тяжкого последствия , чем субъект имел в виду, исключает ответственность за его умышленное причине­ние .

Ошибка в развитии причинной связи означает неправильное понимание виновным причинно-следственной зависимости ме­жду его деянием и наступлением общественно опасных послед­ствий.
Если последствие, охватываемое умыслом, хотя фактически и наступило, но явилось результатом не тех действий, которыми ви­новный намеревался его причинить, а других его действий, ошибка в причинной связи влечет изменение квалификации деяния.
У. и Л. с целью кражи проникли в дом, но, обнаружив там пре­старелого Ю. и стремясь избавиться от свидетеля, нанесли ему два ножевых удара в область сердца. Похитив ценные вещи, они подожгли дом, где оставался Ю., которого преступники считали уже мертвым. Но оказалось, Ю. был лишь тяжело ранен и погиб только при пожаре. Ошибка У. и Л. относительно причины смер­ти Ю. породила совокупность этих двух преступлений против личности: покушение на убийство с целью скрыть другое престу­пление (ст. 30 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и причинение смерти по неосторожности (ст. 109), помимо ответственности за хищение.

Читать еще:  Усеченный состав преступления в уголовном

Ошибка в обстоятельствах, отягчающих ответственность, за­ключается в ошибочном представлении об отсутствии таких об­стоятельств, когда они имеются, либо о наличии их, когда факти­чески они отсутствуют. В этих случаях ответственность определя­ется содержанием и направленностью умысла. Если виновный считает свое деяние совершенным без отягчающих обстоятельств, то ответственность должна наступать за основной состав данного преступления. И наоборот, если винов­ный был убежден в наличии отягчающего обстоятельства, кото­рое на самом деле отсутствовало, деяние должно квалифициро­ваться как покушение на преступление, совершенное при отяг­чающих обстоятельствах.

С фактической ошибкой внешне сходно отклонение дейст­вия, когда по причинам, не зависящим от воли виновного, вред причиняется не тому, на кого направлено посягательство, а дру­гому лицу.
Например, А. с целью убийства стреляет из ружья в Б., но по­падает в В. и убивает его. Выстрел в Б. образует состав покушения на убийство независимо от того, попала ли пуля в В. или в дерево. Однако А. совершает еще одно преступление — причинение смер­ти В. по неосторожности. Поэтому случай отклонения действия всегда образует совокупность двух преступлений — покушения на совершение намеченного преступления и причинения по неосто­рожности вреда другому лицу (разумеется, при наличии неосто­рожной вины по отношению к этому последствию).

Виды судебных ошибок в уголовном процессе

Существующие нормы Уголовного кодекса позволяют в достаточной степени квалифицировать совершённые преступные действия, определить степень виновности, избрать меру наказания. В то же время статистика показывает, что лица, совершающие преступления, во многих случаях, не в состоянии оценить фактическую меру ответственности, ошибаясь в характеристиках содеянного.

Уголовно-правовое значение ошибки

Ошибка в уголовном праве – представляет собой неверную оценку лицом, совершающим противоправные действия, сопутствующих обстоятельств, которые их характеризуют и определяют степень опасности для общества, или их юридическое значение.

Специалисты, изучая теоретические основы уголовного права, в том числе и зарубежного, до настоящего времени не могут прийти к единому мнению об упорядочении видов ошибок.

Интерес к определению и квалификационным подходам со стороны правового научного социума объясняется тем, что характеристики определённой ошибки могут существенно влиять на выяснение субъективности совершённых преступных действий.

Одновременно, положения статьи 5 УК РФ закрепили принцип, в соответствии с которым, лицо может преследоваться уголовным правом за действия (бездействие), содержащие опасность для общества или приведшие к опасным общественным последствиям, после установления признаков вины. Оценке подлежит не только физические действия, но активность психологического характера и субъективное суждение об обстоятельствах преступления.

Исходя из этого, сегодня принята за основу классификация не только разделяющая мнения большинства теоретиков права, но и практически применяемая – в зависимости от ошибочного мнения лица о трактовке признаков преступления. Она использует понятия юридической и фактической ошибки в уголовном праве.

Юридическая ошибка

Неправильная оценка лицом, совершившим преступные действия правовых последствий и их сущности, носит название – юридическая ошибка.

В правовой практике следующие виды ошибок такого характера подразделяются следующим образом:

  1. Оценка уголовно-правового запрещения. Лицо, совершающие определённые действия неверно оценило их классификацию. Считало, что по нормам уголовного права они не подлежат наказанию, а по закону являются преступлением. Это не вписывается в схему обстоятельств, исключающих умышленную вину. Они не считаются непониманием общественной опасности производимых действий, служить оправданием уголовно-наказуемому деянию не могут.
  2. Мнимое преступление. Кратко представляет собой неправильную оценку совершённых лицом действий, классифицируя их как преступление, но законом к таковым они не относятся. В таких случаях в действиях отсутствуют признаки опасности для общества, не усматривается преступность деяния, поэтому уголовное преследование исключается. Пример: не может считаться уголовно-наказуемым деянием «похищение» подлежащих утилизации и выброшенных покрышек от колёс машины из-за их длительного срока службы (отсутствует объект посягательств).
  3. Неверная оценка последствий юридического характера. Лицо, совершившее преступные действия, не смогло провести их правильную квалификацию, а именно: вид, срок наказания, объем материальной ответственности за деяние. Подобные ошибки не оказывают влияния на определение вины, а также предусмотренную законом ответственность.

Наличие ошибочных суждений, может в той или иной степени оказать влияние на квалификационные признаки совершённых преступных действий тем, что они являются субъективными объектом, определяющим волевые и мыслительные характеристики

Фактическая ошибка

К этой классификации ошибок относят неверную оценку лица действительного содержания признаков, представляющих предмет и объективную сторону преступных действий. Её разделяют на существенную и не являющуюся таковой. При существенности ошибки (юридически значимых признаков преступления) происходит корректировка характера деяния и меры ответственности за произведённые действия.

В настоящее время уголовное законодательство страны не имеет разделов, закрепляющих определение и значащую роль ошибки.

Но обсуждение норм уголовного законодательства и работа по внесению поправок касается, в том числе возможности включения этих положений в будущем.

Примеры из практики

Практика производства дел по уголовно-наказуемым деяниям свидетельствует о том, что их квалификация производится с учётом совокупности обстоятельств, включая признаки ошибок, например:

  1. Разновидность ошибочного суждения об объекте преступления. Гражданин А даёт взятку руководителю частной компании (гражданин Б), предполагая, что она окажется в руках представителя власти (сотрудника государственных структур) – преступление будет классифицироваться как взятка должностному лицу по 291 статье УК.
  2. Гражданин С. украл у гражданина Ц. огнестрельное оружие, считая преступлением кражу. Но ошибочно не оценил ответственность за посягательства на общественную безопасность. Этот факт можно отнести к юридической ошибке и ответственность на него будет возложена по статье 226 УК.
  3. Гражданин И., пугая гражданина Ю., приставил к нему огнестрельное оружие, будучи уверенным, что оно без патронов. После нажатия на спусковую скобу был произведён выстрел, нанесший тяжёлое ранение. Это может означать, что ошибка оценки обстоятельств исключает умысел на убийства, а является следствием халатного отношения. Гражданин И. был привлечён к ответственности за вину по неосторожности.
  4. Граждане К. и Л. возвращались из кафе, где распивали спиртные напитки. По пути повздорили. Гр. К. нанёс Л. множественные ранения шилом в область головы и шеи. Уверенный в том, что он совершил убийство, для его сокрытия бросил Л. в озеро. Проведённая экспертиза судебным врачом показа, что смерть Л. наступила от попадания воды в лёгкие. Гражданин К. осуждён за преднамеренное убийство. Налицо ошибка неправильного восприятия причин и последствий события.

Одной из задач судопроизводства по уголовным делам является гарантия законности принятых решений и соблюдение норм права.

Исключение проблемы выявления ошибки на любом этапе процессуальных действий позволяет принять своевременные меры к её устранению в виде изменения меры пресечения, прекращения производства уголовного дела, вынесение оправдательного приговора судом.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector