1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Частные правила квалификации преступлений

Понятие и основные правила квалификации преступлений. Конкуренция норм в уголовном праве и ее практическая реализация

Частные правила квалификации преступлений, количество которых относительно велико, по качественному критерию предпочтительно классифицировать на три группы: 1) правила квалификации преступлений в рамках одного состава, 2) правила квалификации множественности преступлений и 3) правила изменения квалификации преступлений. При этом среди правил первой группы следует выделить четыре подгруппы: 1) правила квалификации, связанные с особенностями субъективных признаков преступлений, 2) правила квалификации неоконченной преступной деятельности, 3) правила квалификации соучастия в преступлении и 4) правила квалификации мнимой обороны, а второй — три подгруппы: 1) правила квалификации при конкуренции общей и специальной норм, 2) правила квалификации при конкуренции части и целого и 3) правила квалификации неоднократности и совокупности преступлений.

Количество единичных правил квалификации преступлений практически безгранично. Они определяются в процессе юридического анализа конкретных составов преступлений и разграничения последних и предназначаются для квалификации отдельных видов преступлений и их отграничения от смежных составов преступлений.

Глава 2. Частные правила квалификации преступлений

2.1 Квалификация преступлений в рамках одного состава преступлений

Группу частных правил квалификации преступлений в рамках одного состава преступления образуют четыре подгруппы таких правил, а именно связанные: 1) с особенностями субъективных признаков преступления; 2) неоконченным преступлением; 3) соучастием; 4) мнимой обороной.

Подгруппу правил квалификации преступлений, связанных с особенностями субъективных признаков преступления, составляют следующие правила.

1. Совершенное лицом в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет общественно опасное деяние, содержащее признаки двух преступлений, за одно из которых уголовная ответственность наступает с шестнадцати лет, а за другое — с четырнадцати лет, квалифицируется только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность с четырнадцатилетнего возраста. Например, если оно совершит изнасилование или разбой при бандитизме, содеянное квалифицируется соответственно по ст. 131 или 162, а не по ст. 209 УК. Приведенное правило основано на положениях, содержащихся в ч. 1 и 2 ст. 20 УК.

2. Действия лица, полагающего, что содеянное им не преступно, тогда как в действительности признается таковым (юридическая ошибка), квалифицируются по статье УК РФ, предусматривающей ответственность за содеянное, поскольку осознание противоправности не является элементом вины. Это правило основано на презумпции того, что с момента издания уголовного закона запрещенность деяния известна каждому.

3. Не является преступлением действие, ответственность за которое не предусмотрена Особенной частью УК РФ (так называемое «мнимое преступление»), если лицо полагало, что оно признается преступлением (юридическая ошибка).

4. Деяние, посягающее фактически не на тот объект, на причинение вреда которому был направлен умысел виновного (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла.

5. Деяние, посягающее фактически на два объекта (или более), когда умысел виновного был направлен на причинение вреда только одному из них (ошибка относительно количества объектов), квалифицируется как оконченное умышленное преступление в соответствии с направленностью умысла, а если виновный должен был и мог предвидеть возможность причинения вреда другому объекту, то еще и за предусмотренное уголовным законом неосторожное преступление, которым ему фактически причинен вред.

6. Деяние, при совершении которого умысел виновного направлен на причинение вреда нескольким объектам, а фактически посягательство осуществлено только на один из них (ошибка относительно количества объектов), квалифицируется по совокупности преступлений: как оконченное преступление, правильно отражаемое умысел виновного, и как покушение на тот объект, который охватывался умыслом, но фактически не пострадал.

7. Деяние, при совершении которого конкретизированный умысел виновного направлен на причинение меньшего ущерба, чем фактически наступивший (фактическая ошибка в последствиях), квалифицируется как покушение на причинение последствий, охватываемых предвидением, и, кроме того, как фактически наступивших последствий.

8. Использование для совершения преступления по ошибке другого, но не менее пригодного средства (фактическая ошибка в средствах), на квалификацию преступления не влияет.

9.Лицо, не осознававшее и не предвидевшее, что его действия явятся причиной фактически наступивших преступных последствий (фактическая ошибка в развитии причинной связи), не несет уголовную ответственность, если оно не должно было и не могло предвидеть данного развития причинной связи, либо несет ответственность за неосторожное преступление, если должно было и могло это предвидеть.

10. Деяние, при котором ущерб по обстоятельствам, не зависящим от виновного, причиняется не тому, против кого было направлено преступление (отклонение действия), представляет собой совокупность преступлений: покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла и неосторожное деяние против того, на что он направлен не был.

11. Деяние, при совершении которого виновный осознавал наличие отягчающих или смягчающих обстоятельств, фактически отсутствовавших (ошибка в отягчающих или смягчающих обстоятельствах), представляет собой покушение на преступление с отягчающими обстоятельствами или оконченное преступление со смягчающими обстоятельствами.

12. Деяние, при совершении которого виновный не был осведомлен о наличии отягчающих или смягчающих обстоятельств, фактически существовавших, представляет собой оконченное преступление без этих обстоятельств.

13. Покушение (а равно приготовление) на «негодный» объект или с негодными средствами квалифицируется как покушение на преступление (либо приготовление) в соответствии с направленностью умысла виновного, то есть на тех же основаниях, что и всякое другое покушение.

К подгруппе правил квалификации неоконченного преступления относится правило, согласно которому в рамках одного состава преступления более поздняя стадия охватывает раннюю, то есть приготовление охватывается покушением, а приготовление и покушение — оконченным преступлением.

Разновидностью ситуации, подпадающей под это правило, являются также случаи приготовления к преступлению или покушения на него, при которых умысел, воплощенный в приготовлении или покушении, реализован в оконченном преступлении частично.

Подгруппа правил квалификации преступлений при соучастии охватывает следующие правила.

1.Действия соучастника, являющегося исполнителем преступления, в совершении которого он принимает одновременно участие в качестве организатора, подстрекателя или пособника, квалифицируются по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за данное преступление, без применения ст. 33 УК РФ. Это правило вытекает из содержания ч. 3 ст. 34 этого УК.

Читать еще:  Что понимается под временем совершения преступления

71. Общие и частные правила квалификации преступлений

Общих правил квалификации преступлений, основанных на принципах, закрепленных в УК РФ и Конституции РФ, три.

Первое правило состоит в том, что содеянное должно быть непосредственно предусмотрено уголовным законом в качестве преступления. Это правило основывается на принципе законности, закрепленном в ст. 3 УК РФ, согласно ч. 1 которой «преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом», а ч. 2 — «применение уголовного закона по аналогии не допускается»

В соответствии с этим правилом необходимо, чтобы совершенное деяние было описано в Особенной части УК РФ, в том числе со ссылкой на другой или другие — не уголовные — законы и (или) иные нормативные правовые акты либо международные договоры РФ, и отвечало требованиям, установленным в нормах Общей части этого УК. В частности, на основании ч. 1 ст. 14 Общей части УК РФ «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». Необходимость такого признака преступления, как общественная опасность, подчеркивается в ч. 2 этой статьи, где предусмотрено, что «не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности».

Второе правило заключается в том, что содеянное должно содержать конкретный состав преступления. Это правило базируется на норме, установленной в ст. 8 УК РФ, согласно которой «основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». .

Третье правило выражается в том, что официальная квалификация преступления, лежащая в основе обвинения, должна базироваться на точно установленных фактических данных, доказанных по правилам, установленным УПК РФ. Эти данные являются той фактической основой, с которой сопоставляется состав преступления. При их недостаточности, спорности все неустранимые сомнения, в том числе и в части квалификации преступления, следует истолковать в пользу обвиняемого.

Частные правила квалификации преступлений

Частные правила квалификации преступлений в рамках одного состава преступления

Группу частных правил квалификации преступлений в рамках одного состава преступления образуют четыре подгруппы таких правил, а именно связанные: 1) с особенностями субъективных признаков преступления; 2) частично неоконченной преступной деятельностью; 3) соучастием; 4) мнимой обороной.

Подгруппу правил квалификации преступлений, связанных с особенностями субъективных признаков преступления, составляют следующие правила.

1. Совершенное лицом в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет общественно опасное деяние, содержащее признаки двух преступлений, за одно из которых уголовная ответственность наступает с шестнадцати лет, а за другое — с четырнадцати лет, квалифицируется только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность с четырнадцатилетнего возраста.

2. Лицо может нести ответственность за умышленное преступление, в состав которого включены объективные признаки, не являющиеся действием или последствием (например, характеризующие потерпевшего), лишь при условии, что оно осознавало наличие таковых.

Из сформулированного правила вытекают следующие положения.

Если лицо не осознает какой-либо из объективных признаков умышленного преступления, то содеянное подпадает под статью об умышленном преступлении без указанного признака (например, вместо п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности) должна быть применена ч. 1 этой статьи (убийство без квалифицирующих обстоятельств).

3. Действия лица, полагающего, что содеянное им не преступно, тогда как в действительности признается таковым (юридическая ошибка), квалифицируются по статье УК РФ, предусматривающей ответственность за содеянное, поскольку осознание противоправности не является элементом вины

Не является преступлением действие, ответственность за которое не предусмотрена Особенной частью УК РФ (так называемое «мнимое преступление»), если лицо полагало, что оно признается преступлением (юридическая ошибка).

Деяние, посягающее фактически не на тот объект, на причинение вреда которому был направлен умысел виновного (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла.

Деяние, посягающее фактически на два объекта (или более), когда умысел виновного был направлен на причинение вреда только одному из них (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как оконченное умышленное преступление в соответствии с направленностью умысла, а если виновный должен был и мог предвидеть возможность причинения вреда другому объекту, то еще и за предусмотренное уголовным законом неосторожное преступление, которым ему фактически причинен вред.

Деяние, при совершении которого умысел виновного направлен на причинение вреда нескольким объектам, а фактически посягательство осуществлено только на один из них (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как оконченное преступление против объекта, которому фактически причинен вред, и покушение на преступление против объектов, которым вред не нанесен.

Деяние, при совершении которого конкретизированный умысел виновного направлен на причинение меньшего ущерба, чем фактически наступивший (фактическая ошибка в последствиях), квалифицируется как оконченное преступление, нанесшее ущерб, охватывавшийся умыслом виновного.

Использование для совершения преступления по ошибке другого, но не менее пригодного средства (фактическая ошибка в средствах), на квалификацию преступления не влияет.

Использование для совершения преступления непригодного в данном случае средства, которое виновный считал вполне пригодным (фактическая ошибка в средствах), квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью его умысла.

Использование для совершения преступления непригодного в любом случае средства, которое виновный считал пригодным исключительно в силу своего невежества или суеверия (фактическая ошибка в средствах), не влечет уголовной ответственности.

Лицо, не осознававшее и не предвидевшее, что его действия явятся причиной фактически наступивших преступных последствий (фактическая ошибка в причинной связи), не несет уголовную ответственность, если оно не должно было и не могло предвидеть данного развития причинной связи, либо несет ответственность за неосторожное преступление, если должно было и могло это предвидеть.

Лицо, предвидевшее и желавшее развитие причинной связи, которая ведет к общественно опасным последствиям, но таковые фактически не наступили (фактическая ошибка в причинной связи), несет уголовную ответственность за покушение на преступление в соответствии с осознававшимся развитием такой связи.

Деяние, при котором ущерб по обстоятельствам, не зависящим от виновного, причиняется не тому, против кого было направлено преступление (отклонение действия), представляет собой совокупность преступлений: покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла и неосторожное деяние против того, на что он направлен не был..

Читать еще:  Штраф за преступление

Деяние, при совершении которого виновный не был осведомлен о наличии квалифицирующих обстоятельств, фактически существовавших (ошибка в квалифицирующих обстоятельствах), представляет собой оконченное преступление без этих обстоятельств.

Деяние, при совершении которого виновный не был осведомлен о наличии привилегирующих обстоятельств, фактически существовавших (ошибка в привилегирующих обстоятельствах), представляет собой покушение на преступление без указанных обстоятельств

2)К подгруппе правил квалификации частично неоконченной преступной деятельности относится правило, согласно которому в рамках одного состава преступления более поздняя стадия охватывает раннюю, то есть приготовление охватывается покушением, а приготовление и покушение — оконченным преступлением

3) Подгруппа правил квалификации преступлений при соучастии охватывает следующие правила.

1.Действия соучастника, являющегося исполнителем преступления, в совершении которого он принимает одновременно участие в качестве организатора, подстрекателя или пособника, квалифицируются по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за данное преступление, без применения ст. 33 УК РФ. Это правило вытекает из содержания ч. 3 ст. 34 этого УК.

2. Лицо, участвующее в совершении преступления со специальным субъектом (например, должностным лицом) и не обладающее признаками последнего, несет уголовную ответственность лишь за соучастие в данном преступлении, причем ему не вменяются квалифицирующие обстоятельства, характеризующие другого соучастника исключительно как специального субъекта (например, наличие прежней судимости).

3. При эксцессе исполнителя последний несет ответственность за фактически содеянное, а другие соучастники — за ту его часть, которая охватывалась их умыслом. Действия последних квалифицируются по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за преступление, на совершение которого был направлен умысел соучастников, со ссылкой на ст. 33 этого УК.

Когда исполнитель совершает преступление, полностью отличающееся от деяния, охватывавшегося умыслом соучастников, то налицо неудавшееся соучастие, представляющее собой по своей юридической природе приготовление к преступлению. В этих случаях неудавшееся соучастие квалифицируется по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за тяжкое или особо тяжкое преступление, на совершение которого был направлен умысел неудавшихся соучастников, со ссылкой на ст. 30 этого УК. Неудавшееся соучастие в преступлении небольшой или средней тяжести согласно ч. 2 ст. 30 УК РФ преступлением не признается и ненаказуемо.

4) Подгруппа правил квалификации мнимой обороны включает следующие правила.

1. Причинение вреда при мнимой обороне не влечет уголовной ответственности, если лицо, не предвидело и не должно было, или не могло предвидеть отсутствие реального общественно опасного посягательства и не превысило пределы необходимой обороны применительно к условиям соответствующего реального посягательства.

Причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за неосторожное преступление, если лицо не предвидело, но, исходя из обстановки происшествия, должно было и могло предвидеть, что реальное общественно опасное посягательство отсутствует.

Причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, если лицо совершило действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства, применительно к условиям соответствующего реального посягательства.

Частные правила квалификации множественности преступлений подразделяются на три подгруппы правил: 1) при конкуренции общей и специальной норм; 2) при конкуренции части и целого; 3) при неоднократности и совокупности преступлений.

§ 5. Правила квалификации преступлений, уголовно-правовые презумпции и фикции

§ 5. Правила квалификации преступлений, уголовно-правовые презумпции и фикции

Мнения о необходимости разграничения принципов и правил квалификации преступлений приводились в литературе[59]. Вместе с тем одними авторами пристально изучался вопрос о принципах квалификации преступлений[60], другие же авторы все свое внимание посвящали вопросу понятия классификации и содержания правил квалификации преступлений[61]. В комплексе вопрос о принципах и правилах квалификации преступлений рассмотрен Р.А. Сабитовым[62].

В толковых словарях русского языка даются следующие определения понятию «правило». Правило — положение, в котором отражена закономерность, постоянное соотношение каких-нибудь явлений; постановление, предписание, устанавливающее порядок чего-нибудь[67]. Правило — закон, постановленье или узаконенье, основанье для действия, в данных случаях, при известных обстоятельствах[68].

Правило квалификации преступления должно указывать правоприменителю, каким образом ему следует поступать при том или ином наборе фактических данных, при тех или иных фактических обстоятельствах. В связи с этим можно определить правило квалификации преступлений как предписание, устанавливающее порядок действий правоприменителя при известных фактических обстоятельствах для выбора при квалификации преступления конкретного пункта, части, статьи УК РФ.

В теории уголовного права сделаны попытки классификации правил квалификации преступлений. Л.Д. Гаухман выделяет общие правила квалификации преступлений, основанные на принципах, закрепленных в УК, Конституции РФ и на иных положениях, установленных в УК; частные правила квалификации преступлений: одного состава, при множественности преступлений, при изменении квалификации преступлений; и единичные правила квалификации, количество которых безгранично и которые определяются в процессе юридического анализа конкретных составов преступлений[69]. Представляется, что при выделении правил, основанных на принципах, закрепленных в УК и Конституции РФ, Л.Д. Гаухман фактически уравнивает принципы и правила квалификации преступлений. При рассмотрении частных правил квалификации преступлений Л.Д. Гаухман неосновательно отнес правила квалификации при конкуренции уголовно-правовых норм к частным правилам квалификации множественности преступлений[70]. Представляется, что конкуренция уголовно-правовых норм и множественность преступлений являются самостоятельными уголовно-правовыми институтами и квалификация преступлений при их наличии регламентируется различными правилами. Выделение Л.Д. Гаухманом единичных правил квалификации преступлений, которые предназначаются для квалификации отдельных видов преступлений, вообще дезавуирует понятие правил квалификации преступлений, поскольку предполагает наличие отдельного «рецепта» для каждого отдельного вида преступлений.

Р.А. Сабитов выделяет следующие правила квалификации преступлений: 1) в зависимости от того, к какому элементу состава преступления они относятся (по объекту, объективной стороне, субъективной стороне, субъекту преступления); 2) от количества квалифицируемых деяний (правила квалификации единичного преступления и множества преступлений); 3) в зависимости от специфических форм преступной деятельности (неоконченной преступной деятельности; преступлений, совершенных в соучастии; множества преступлений)[71]. Обращает на себя внимание, что Р.А. Сабитов относит множество преступлений как к количеству квалифицируемых деяний, так и к специфическим формам преступной деятельности, что нарушает единство критериев классификации правил. В литературе, посвященной теории квалификации преступлений[72], фактически выделяются общие правила квалификации преступлений, т. е. правила, относящиеся к оценке отдельного оконченного преступления, совершенного одним лицом, и специальные правила квалификации неоконченных преступлений, преступлений, совершенных в соучастии, множественности преступлений, правил квалификации при конкуренции уголовно-правовых норм, правил, используемых при изменении квалификации преступлений[73].

Читать еще:  Что представляет собой объективная сторона преступления

Классификация правил квалификации преступлений на общие и специальные представляется в наибольшей мере соответствующей как общей теории уголовного права, так и общей теории квалификации преступлений.

При применении уголовного закона, одним из этапов которого является квалификация преступлений, используются уголовно-правовые презумпции, под которыми понимаются положения, признаваемые истинными, пока не доказано обратное[74]. Характерной особенностью презумпций является прямое или косвенное закрепление их в нормах права. Их применение основывается на предположении о наличии или отсутствии определенных фактов, которые основаны на связи предполагаемых фактов с наличными фактами, исходя из предшествующего опыта[75]. Так, презумпция знания уголовного закона состоит в том, что действующее уголовное законодательство исходит из бесспорности знания гражданами уголовно-правовых запретов исходя из факта его опубликования. Предполагается, что, если закон надлежащим образом опубликован, его положения всем известны. Это предположение представляется истинным, пока не доказано обратное, предположим в случае, если лицо находилось длительное время в экспедиции вне связи с внешним миром и не имело возможности получить информацию об изменении закона. К презумпциям можно отнести также осознание лицом, достигшим возраста уголовной ответственности, общественной опасности своего поведения (ст. 20, 25, 26 УК), вменяемости лица, совершившего Преступление к состоянии физиологического или наркотического опьянения (ст. 23 УК), и др.

Любой закон, в том числе уголовный, формален. Любые процессы и результаты деятельности правоприменителя должны соответствующим образом оформляться. Оцениваемое преступное поведение и состав преступления нужно как-то обозначить. Для решения этой задачи используются знаки, под которыми понимают чувственно воспринимаемые материальные объекты. Применительно к квалификации преступлений к таким знакам относятся обозначения пунктов и частей статей, номера самих статей уголовного закона, слова «кража», «убийство» и т. п., словосочетания «преступное сообщество (преступная организация)», «покушение на преступление» и др.[76]. Порядок и последовательность фиксации результата квалификации посредством знакового отражения тождества признаков оцениваемого поведения с признаками состава конкретного преступления закон не определяет. Имеются лишь отдельные указания в уголовном законе (ч. 3 ст. 29 и ч. 3 ст. 34 УК) на необходимость ссылки на ст. 30 и 33 УК, а также частные требования уголовно-процессуального законодательства обозначать в ряде процессуальных документов пункт, часть, статью УК, предусматривающую ответственность за конкретное преступление (ст. 146, 171, 220, 225, 308 УПК РФ). Обязательным является также письменное указание на избранные при решении уголовного дела конкретные отягчающие и смягчающие обстоятельства. Правила символической записи квалификации преступлений сводятся к следующим: в приведенном ниже порядке указываются (при их наличии) такие элементы: номер части ст. 30 УК; обозначающий вид неоконченного преступления и (или) номер части ст. 33 УК, обозначающей вид соучастника (кроме исполнителя); пункт(ы), часть, статья уголовного закона; наименование уголовного закона (УК РСФСР, УК РФ); атрибуты закона, который ввел данную статью в уголовный закон; атрибуты закона, изменившего редакцию статьи[77].

При применении знаковой фиксации квалификации преступлений частым является использование юридических фикций. Фикция — намеренно созданное измышленное положение, построение, не соответствующее действительности, и обычно используемое с какой-нибудь определенной целью[78]. Так, если лицо, пытающееся похитить из аптечного склада наркотикосодержащие препараты, фактически похищает лекарства, которые не содержат наркотических веществ, налицо ошибка в объекте. При подобного рода ошибке преступление должно квалифицироваться в соответствии с направленностью умысла виновного, однако объекту, охватываемому умыслом виновного, фактически ущерб не причинен. «Чтобы привести в соответствие эти два факта (направленность умысла и причинение вреда не тому объекту, на которое субъективно было направлено посягательство), при квалификации преступления используется юридическая фикция (курсив мой. — А.К.). Преступление, которое по своему фактическому содержанию было доведено до конца, оценивается как покушение на намеченный виновным объект (применительно к описанным выше обстоятельствам — как покушение на хищение наркотических средств)»[79]. Юридические фикции достаточно широко распространены при квалификации преступлений. Приведем несколько примеров. Они применяются, например, при квалификации неоконченной преступной деятельности. Так, если некто А хотел убить некоего Б, но причинил ему лишь тяжкий вред здоровью, необходима квалификация в соответствии с направленностью умысла как покушение на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК), в то время как объективно наступившим последствием является тяжкий вред здоровью.

Если некто А хотел убить некоего Б, но промахнулся и попал в некоего В, необходима квалификация как покушение на убийство и неосторожное причинение смерти (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 109 УК). В данном случае фактически причинена смерть одному человеку, в квалификации же используется две статьи, последствием которых является наступление смерти (отклонение действия).

Примером применения юридических фикций является также правило квалификации в случае ошибки в развитии причинной связи. Так, некто А хотел убить некоего Б ножом, ударил его и, думая, что Б умер, сбросил в реку с целью сокрытия следов преступления. При расследовании причин наступления смерти и проведении экспертизы было установлено, что в легких потерпевшего находилась вода, и, соответственно, он не умер от удара его ножом, а был жив во время попадания в воду. Смерть же была причинена не теми действиями, которыми ее желал причинить виновный (не ударом ножом), а наступила в результате утопления. В таком случае необходима квалификация деяний виновного как покушение на убийство и по совокупности как неосторожное причинение смерти — ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105, ст. 109 УК.

Фикции используются для обеспечения формальной определенности права, для обеспечения соответствия знаковой фиксации квалификации правилам квалификации преступлений.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector